Форум » Согласия не приемлющие послераскольное священство » (бывшие) боровские инокини » Ответить

(бывшие) боровские инокини

Ламинат: Предлагаю интересующимся судьбой боровско-рытовских инокинь писать здесь -- в разделе о Безпоповцах. Жаждущих же личного общения приглашаю доехать до ст. м. "Преображенская Площадь" и далее следовать по известному адресу в вечер суботы или в утро воскресного дня.

Ответов - 248, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Severo: Сергей А. пишет: Потому что попытки положительно разобраться в Распутине характерны для почитателей царственных мучеников. И не просто почитателей, а тех, кто очень серьёзно к этому относится - монархически Повторю здесь: Быть монархистом и почитать Николашку 2, это как быть коммунистом и почитать Горбачева. Монархист здорового человека Николашку считает тряпкой, а монархист курильщика за "святого мученика"! И точка.

Сергей А.: Людмила пишет: почему, вдруг, решили переехать с места на место? Где-то в 2013 г. в Боровске старообрядцами была издана хорошо сделанная брошюра, посвящённая истории Покровского собора, при которым в то время обреталась Ваша бывшая община инокинь. И там однозначно сказано, что это была идея ныне покойного митрополита Андриана, который, будучи восхищён этим собором, недавно переданным РПСЦ, мечтал, чтобы там был создан женский монастырь. P.S. А погубил белопесоцко-боровских инокинь и в первом и во втором случае излишний радикализм. Свою текущую обиду они и там и там положили в основу изменения мировоззрения.

САП: Георгий Лоскутов пишет: РДЦ теперь гораздо органичнее смотрелась бы в каноническом единстве с осколками РПЦЗ (на правах единоверия). Слышал, шли переговоры по присоединению к РДЦ какого-то осколка РПЦЗ из Латинской Америки, видимо под них эта линия и проводится.


Георгий Лоскутов: Людмила пишет: А как же "безбожные пятилетки" или "воинствующие безбожники"? Скажете - не было этого? "Безбожных пятилеток" как государственного мероприятия, действительно, не было. (И не могло быть по Конституции СССР). Это всего лишь проект "Союза воинствующих безбожников".

Дьякова Татьяна: Георгий Лоскутов пишет: И Распутин здесь тоже в тему - в тему восстановления романовской империи. В общем, приняли в РПсЦ идейного "троянского коня" в виде монастыря..." Слушайте, ну давайте не приплетать ещё Распутина к Боровскому монастырю. Это шутка совсем глупая, но и в шутках должна быть какая-то мера. Какой-то Гоша первый ляпнул, некто Лоскутов подхватил... Вы инокинь лично знаете, чтобы писать, что попало, с чужих слов?

андрей юрьевич: Severo Монархист здорового человека Николашку считает тряпкой,Согласен. Ну какой может быть святой который отказался от БОЖЬЕГО миропомазания на царство? Вот если бы он умер царем, тогда можно было бы говорить о каком то мученечестве..... А это что? "Кругом измена, трусость и обман"......давай и я изменю и струшу.....

Сергей А.: Татьяна, не очень рассчитываю тут на ответ, но поскольку вы одна из боровских инокинь, спросите в вашей общине тех, кто писал или составлял книгу "Белопесоцкий монастырь в истории России". При выяснении биографии преп. Владимира Белопесоцкого они не пытались потянуть вот за какую ниточку - в синодике обители указан род игумена, а в их числе упомянуты несколько епископов и архиепископов. То есть это либо конкретно из его рода, либо имели какое-то важное значение в его судьбе. Но епископ - "вещь штучная", тем более в ту эпоху, да и все их списки сохранились. Так вот если поискать похожие - в том месте, да в то время, может и удалось бы выйти на след?

Дьякова Татьяна: Сразу скажу, что выходные посвятила встречам и выяснению подробностей по разным затронутым в этой теме вопросам. Хочешь-не хочешь, но, думаю, вызовы надо принимать. Поэтому довольно много здесь пишу, хотя подозреваю, что не всякий захочет столько читать (поэтому не выкладываю и всё сразу). Разве только, может, будет интересно Сергею А., который интересуется подробностями истории боровских инокинь. Ну что ж, уже не зря. (А ваши, Сергей, вопросы, постараюсь выяснить позже. Хотя не обещаю.) Людмила пишет: Татьяна, вы излишне доверчивы: поймите, не все. что пишут в книгах соответствует действительности. Поэтому надо смотреть в корень. Должно быть, вы имеете в виду книгу "Белопесоцкий монастырь в истории России (XIV-XXI века)". Эта книга - коллективный труд сестёр обители сразу после перехода в старообрядчество в 2004 г. и издана уже в 2005-ом. Понятно, что писали её не все, но вспоминали и уточняли события почти все. Кроме того, когда она была готова, её всем монастырём сёстры вычитывали, потому что это как бы было общее слово их к тем близким обители людям, которым была небезразлична их судьба или непонятен их выбор. Это к тому, что, если слушать вас, то получается, что все сёстры - не в ногу, а только вы - в ногу. Так что смотрите сами в свой прогнивший корень, от которого и плоды такие же. Людмила пишет: вы не в курсе, как и что происходило в Белопесоцком монастыре, как и по каким причинам совершился переход в старообрядчество. Каждый, кто очень захотел узнать это, мог найти всё в вышеуказанной книге матушек, что называется, "из первых рук". Там всё достаточно подробно описано, и очень искренно, чего нельзя не заметить. Только вы-то что всё стараетесь оболгать обитель, откуда вас уж больше десятка лет тому удалили "хирургическим" путём, как гангрену?! Что вам до сестёр и до их истории? - Они уж и как вас поминать давно забыли. Ведь прекрасно видно, что всегда вы были в их рядах инородным телом, это и сами сёстры нынче подтверждают. И сейчас, предав не единожды монашеское звание и возлюбив общение с миром, вы не можете найти покоя, пока существуют те, кто остался верными своему обещанию и долгу. Вы пытаетесь мирских и, хуже того, далёких от веры случайных людей (в интернет-помойке) поставить судьями, "рассуждающими" и осуждающими обитель, в которой вы когда-то отказались принести покаяние. Что бы вам сказал на это св. апостол Павел, который вопрошал: "Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?" Людмила пишет: "Матушка", могу вас огорчить, вам опять не повезло: вскоре, после той разборки, что вы устроили мне в Москве, митрополит Андриан приехал в Улему. Мы еще раз беседовали на эту тему, с духовником и игуменьей, разбирали ситуацию - епитимью (по поводу причастия) с меня тогда же сняли, и в первый же последующий пост (Петровский) я уже причащалась. Людмила, "разборку ту" вам не кто-нибудь устроил, а церковные правила, которые для м. Андриана имели большое значение: он с Кормчей книгой не расставался. А то, что, посетив Улейму и пообщавшись, он вам поверил и снял епитимью - сейчас-то совершенно очевидно, что напрасно. Но в этом, может, и не его вина, а только исключительно снова ваш обман. Митрополит вообще очень о монашестве радел. Ведь по тем же церковным правилам, оказывается, за тот случай он должен был лишить игуменства иг. Варсонофию. Об этом был разговор с иг. Олимпиадой в митрополии. Решили оставить всё как есть и поступиться церковными канонами, по той причине, что в самой Улейме не видно было подходящей замены, и других монастырей (хотя бы вроде Улеймы) к тому времени за много лет ни мужских, ни женских тоже создать не удалось. Соответственно, стояла задача сохранить единственный монастырь хотя бы в каком виде. (Это даже не для вас, Людмила, рассказывается, а для тех, кто, может, захочет знать правду. Но, конечно, только "благодаря" вам приходится это делать. С санкции, естественно, и с пояснениями боровских инокинь.) И дальше по поводу Улеймы. Иг. Олимпиаду м. Андриан действительно просил возглавить Улейминскую обитель. А в тот раз, когда он привёз туда иг. Олимпиаду с двумя сёстрами познакомиться, он благословил иг. Варсонофии сразу сдать ей монастырь и все ключи. Наверно, всё так и случилось бы, если бы иг. Олимпиада не отказалась от этого тогда же. Я спрашивала матушку - почему? - Она ответила, что, когда познакомилась с тамошней общиной, то поняла, что обе общины соединять в одну - неправильно: у старых монахинь выработалась уже своя привычная жизнь, а у более молодой общины - свой сложившийся общежительный устав. М. Андриан хотел, чтобы бывшие белопесоцкие сёстры принесли бы в Никольскую обитель свой устав, который очень пришёлся ему по душе, а улейминские старицы, в свою очередь, научили бы более молодых, в основном, бытовым традициям, которые они принесли из Румынского женского монастыря, который никогда не закрывался. В общем, чем решать проблемы двух монастырей, он хотел из них создать один, который бы располагался в известном красивом архитектурном комплексе, переданном РПСЦ государством (правда, все сохранившиеся постройки там никонианские, включая храмы). И ещё была другая причина для отказа - та, по которой в своё время прп. Евфросиния Суздальская разделила территорию своего монастыря на две части каменной стеной. Но в Улейме вряд ли что-то подобное могло бы стать возможным. Одним словом, иг. Олимпиада попросила владыку, чтоб лучше бывшей белопесоцкой общине дали возможность обустроить свой монастырь с нуля. Чтобы, во-первых, не тревожить сложившийся уклад жизни старых монахинь и, во-вторых, чтобы потом никто не говорил, что инокини пришли на готовое. Кстати, по поводу того, что строительство - "не женское дело". Неужели не встречались жития преподобных жен, где игумении отстраивали свои обители и старались снабдить их всем необходимым? Вот, например, преподобная Анфиса (Анфуса), исповедница, игумения Мантинийского монастыря (память 27 июля / 9 августа). Она подвизалась в 8-ом веке. О ней говорится в житии, что святой инок Сисиний научил ее всему необходимому для того, чтобы приблизиться к Богу, затем постриг в монахини и велел идти на Мантиний – небольшой остров на озере около города Периклия. Старец предсказал, что там она станет игуменьей монастыря, в котором будут подвизаться 900 монахинь. Добравшись до острова, святая начала жить в строгом воздержании. Спустя некоторое время она попросила у Сисиния благословения построить церковь, посвященную святой Анне, матери Пресвятой Богородицы. Когда строительство было закончено, стало сбываться пророчество Сисиния: вокруг святой собралось около 30 учениц. После смерти духовного отца община продолжала расти, и Анфиса построила еще две церкви: посвященную Божией Матери – для монахинь, святым апостолам – для монахов. Последние были учениками Сисиния, которые после смерти наставника решили поступить под духовное руководство святой Анфисы. Сама преподобная, засучив рукава, всё это построила, или построили строители - об этом сведений не сохранилось. Но строительницей монастыря считается она, первая игумения. А возрождение (ремонт и реставрация) того же Улейминского монастыря целиком приписывалось местными сёстрами молитвам игумении Варсонофии, хотя фактически его отстраивали благодетели, оплачивая строительные материалы и труд рабочих. А нынешняя тамошняя настоятельница собственноручно вместе со своими сёстрами обмазывает раствором стены Никольского собора. Вот вы им пробовали объяснять, что они занимаются "не женским" делом? Или это, по-вашему, должно относиться только к игумении Олимпиаде, при которой, ещё в никонианстве, возрождался также Белопесоцкий монастырь? И, видимо, не так уж плохо это получалось, если тамошнее начальство сподобило её за это патриаршей награды? Её, а не инженеров и рабочих, которые непосредственно прилагали к этому свои знания и умения. Но и труд этих людей, и помощь местной администрации и предприятий также был отмечен епархиальным руководством по представлению матушки-игумении. И что плохого сделали эти сёстры, будучи уже старообрядческими инокинями в Боровске, если выполнили задачу, как они считали - возложенную на них промыслом Божиим, и фактически спасли Покровский собор от гибели? (По крайней мере, сделали для этого всё возможное. А уж подхватят эту инициативу нонешние власти РПСЦ или дождутся, пока храм, как беспризорный, перейдёт в руки местной гражданской администрации или никониан (как они поступили с часовней боярыни Морозовой), - это покажет будущее). Но самое главное, что одновременно с восстановлением собора боровским матушкам удалось создать в Боровске и духовную обитель, живую и действующую. Древлеправославный Покровский девичий монастырь вошёл в летопись этого города наряду с преждебывшими в нём обителями, в том числе не только дораскольными, но и уже старообрядческими. Людмила пишет: Что было делать в такой ситуации? Решились, наконец, уже перейти и в старообрядчество. Года два до этого думали: был выбор - единоверие или старообрядчество, но после такого конфликта уже не оставалось выбора. (...) И ведь теперь ситуация полностью идентична. Забрали строительство - сменили конфессию. А раньше задумывались об истине в безпоповстве или только теперь, когда "нужда заставила"? Вот эти мысли, ваши бывшие сёстры думают, что не ваши. Только по одной причине - что вы там с ними в то время действительно были. А раз такое пишите, значит, вас используют ваши работо- и зарплато-датели: отрабатывай, мол, девочка - плюй в небо! и хоть все твои плевки к тебе же возвращаются, хозяева твои пощады не знают. Но иуд жалеть и у православных христиан не принято (их только католики жалеют). А задача у ваших поводырей простая: коль презрели монашки РПСЦ, значит, надо их обгадить и приписать их действиям чисто меркантильные мотивы. Вот тут и пригодилась "бывшая", готовая когда-то родной ей обители приписывать всякие гнусности. Вам, Людмила, "за заслуги", может, ещё виртуальную звёздочку добавят к аватарке и рифмовочки ваши какие-нибудь опубликуют на "рувере". Людмила, с вашей логикой вам бы сразу к папистам или к буддистам... Всё-таки оригинальненько и "со вкусом"! А чего же вы за своей ненавистной "начальницей" и за сёстрами увязались? Вы ведь всюду сами себе противоречите! Ведь все сёстры, о которых вы только по себе судите, в отличие от вас, пошли именно в СТАРУЮ, истинную, веру, отринув (как душегубительную) веру НОВУЮ, которую мученики 17-18 веков согласно называли "антихристовой". А для вас, как очевидно, лишь сменился обряд, коль вы на одну доску ставите старообрядчество и единоверие. Эх, вашим тогдашним сёстрам тогда бы о ваших взглядах догадаться! Мне рассказали, что вас тогда хотели "попросить" из монастыря (о причинах пока умолчим), но пожалели, потому что вы попросились со всеми перейти в старообрядчество "ради спасения души". Как раз шла уже подготовка монастыря к сдаче и уходу из него сестёр (ещё до конфликта с руководством по поводу паспортов (других знАчимых конфликтов, могущих угрожать потерей для сестёр Белопесоцкого монастыря, не было)). У вас, как можно понять, одна вероучительная книга - "История старообрядческой Церкви" Ф. Е. Мельникова. Дальше для вас - тёмный лес. Так что же вы пытаетесь с таким уровнем знаний судить о беспоповстве? И истина, Людмила, не в попах как таковых, а в христианстве - в чистом Христовом учении, без примеси человеческих заблуждений (ересей).

Людмила: Татьяна, про Улейму - здесь ваша личная версия, я это дело знаю совсем по другому. Также я не хочу, чтобы в вашей истории обвиняли о. Леонида (теперь говорят, что, яко бы он виноват: принял в старообрядчество из-за ИНН). Здесь совершенно обратная ситуация: если бы все шло так, как благословил о. Леонид и монастырь остался бы в Рытово, все было бы иначе. Татьяна, вы слишком много придаете значения своей персоне: никому вы особенно не интересны, даже нынешний ваш переход. Поговорят и забудут, как у нас всегда бывает. Если я что-то пишу для вас неприятное, это вовсе не значит, что кто-то меня "использует": вам стыдно признать свои недостатки и вы спешите перевести стрелки. Я сказала вам только то, что сама хотела и должна была сказать. Вы не слышите - дело ваше.

Людмила: Татьяна, еще, если сказать вам честно, у вас совершенно неверные представления о смысле иноческой жизни. И именно в этом - главная причина всех ваших жизненных проблем.

Людмила: Ольга Геннадьевна (т.е., Татьяна) еще: Вы - не Христос, и я - не Иуда. Вы слишком высоко на себя смотрите.

Сергей А.: Дьякова Татьяна пишет: А ваши, Сергей, вопросы, постараюсь выяснить позже. Хотя не обещаю Был бы очень благодарен. Если получится - задайте заодно и вопрос про Феодосия Коверю, как я его в этой теме формулировал.

Сергей А.: Татьяна, если можно и получится - вот ещё какие вопросы, касающиеся истории как Белопесоцкого монастыря, так и Боровского. В книге "Белопесоцкий монастырь в истории России" упомянуто о том, как инокини хотели обустроить и расписать в древнем стиле главный храм обители - Троицкий. Жаль, что это не удалось, было бы очень красиво и ценно. Но в связи с этим такой вопрос - а были ли у инокинь планы на роспись остальных храмов обители - преп. Сергия Радонежского и Иоанна Предтечи? (Ну и Никольского, но он как бы в башне, не для широких масс). Основной храм, где идут богослужения - Сергиевский. Вот ему как раз росписи явно не хватает. Но оба эти храма, в отличие от Троицкого, архитектурно выдержаны не в древнерусском стиле. Так вот, интересно, как инокини видели в перспективе их внутреннее убранство? Второй вопрос - похожий, но по Боровскому монастырю - если бы боровским инокиням удалось бы завершить восстановление Покровского собора, то стали бы они его расписывать или нет? Храм - красавец, и если его по настоящему, талантливо расписать в древнерусском стиле - это было бы нечто! Ну и третий вопрос - после перехода в беспоповство, сохранили ли инокини прежнюю монастырскую боровскую общину как отдельную структуру или нет? Если сохранили, то как они теперь называются? То есть, будут ли они у федосеевцев отдельным монастырём со своим названием, или они уже просто влились в общую монашескую общину на Преображенке?

Дьякова Татьяна: Людмила пишет: На рубеже 2000-х годов в Белопесоцком монастыре широко развернулись реставрационные работы, но они проводились фондом культуры ради восстановления памятников древности, т.е., совершенно независимо от начальницы. На этой почве возник очень и очень серьезный конфликт: как с самими работниками, так и с епархиальным начальством, которое поддерживало инициаторов фонда культуры и не поддерживало претензий белопесоцкой начальницы, требовавшей, чтобы все финансы на реставрацию шли через монастырскую кассу. Дело шло об очень круглой сумме. И т.к. начальница стала категорически отказываться от допуска работников в монастырь, вплоть до того, что приказала всегда держать ворота на запоре, с епархиальным начальством произошел полный разрыв, вплоть до отлучения начальницы от причастия. Между прочим, в приведённой цитате - не всё неправда. Но ведь, как сказал кто-то умный, лучшие сорта лжи готовятся из полуправды. Ну вот так и в этом случае: какие-то упомянутые здесь моменты действительно имели место, но зато не имеют никакого отношения к данной ситуации (как, например, "ворота на запоре" или "отлучения начальницы от причастия"); а в каких-то действительно имевших место событиях просто смысл подменён с плюса на минус. И ещё раз, перед тем, как я попытаюсь изложить суть дела для тех, кто хотел бы узнать правду об этом, обращу внимание на то, что вышеуказанное изложение от имени Людмилы не могло ей принадлежать. Это однозначно подтвердили сёстры, жившие в Белопесоцкой обители. Они думают, что в таком виде эту историю было бы выгодно изложить для "собирателей "компромата" из РПСЦ", например, бывшему в то время благочинному монастырей Московской епархии, который после ухода матушек в старообрядчество, на первой же воскресной службе объявил всенародно в опустевшем от монахинь монастырском храме, что "матушка-игумения заболела", а "сёстры ушли в раскол". Почему подумали именно об этом человеке (не хочется называть имён)? - Потому что он был послан правящим архиереем разруливать ситуацию с этим делом, когда монастырское начальство отказалось от этих денег. И потому что вообще не мог не получить серьёзной "нахлобучки" за то, что в целом "упустил" почти целый монастырь, перешедший в староверие. (И, действительно, при нём однажды были закрыты ворота всех храмов (а не монастыря) по распоряжению игумении, и после этого было отлучение игумении от причастия, но это совсем другая история, которую, может, расскажу позже, раз уж здесь кто-то "икнул" по этому поводу (хотя не обещаю).) Что же касается вообще закрытости монастыря ("ворота на запоре", кроме времени общественных богослужений), то это действительно кое-кого раздражало, но причины имело совершенно другие, о которых сами сёстры говорят в своей книге, о которой уже упоминалось. Никаких "широких реставрационных работ" в Белопесоцком монастыре на рубеже 2000-х годов не проводилось. Кроме ремонта карниза второго яруса колокольни и побелки фасада Троицкого собора. На карниз было выделено 300 тысяч рублей; побелку бесплатно делал глава района. Монастырь был в основной своей массе отреставрирован ещё до передачи его РПЦ. И на момент передачи не нуждался в глобальной реставрации, как многие другие храмы и комплексы, хотя работы предстояло много. Фондом Культуры на территории монастыря никаких работ не проводилось. Этот фонд был создан по инициативе администрации Ступинского района в рамках подготовки к 500-летию Белопесоцкого монастыря, которое широко (по местным меркам) отмечалось совместно как монастырём, так и городом в 1998 году. Однако этот фонд не наполнялся, т. к. предприятия города, которым было предложено администрацией в него "скинуться", вместо денег предпочли самолично по мере сил поучаствовать в необходимых к празднику работах. Что, собственно, и произошло: участники разделили между собой объекты и довольно долгое время проводили на них различные ремонтные работы. Многое было сделано и местными жителями-добровольцами, и сёстрами обители. В своё время (в 1980-х годах)территория Белопесоцкого монастыря была использована реставраторами, как площадка для складирования леса, камней, техники и разных строительных материалов, так что без помощи города невозможно было бы так быстро всё вычистить и навести порядок. Особенно всех впечатлил последний "марш-бросок", когда в течение всего двух недель непосредственно перед юбилеем, под личным присмотром главы района все предприятия-участники и службы старались придать монастырю исключительно приличный вид. Например, какой-то комбинат не проводил заранее порученных ему работ, а зато за день до празднования поспешно накрыл крышу одной из башен фольгой на бумажной основе: хорошо, на сам праздник ветер хорошо не дунул, а так - ничего - на металл было похоже. Но были и серьёзные свершения - например, практически из остатков каких-то развалин была возведена часть келейного корпуса. Памятник архитектуры 16-го века - Никольский храм с колокольней и с остатками прилегающего строения - просто задрапировали маскировочной сеткой, а на звоннице нарисовали когда-то бывшие там часы. Никаких "фондов культуры ради восстановления памятников древности" в помине не существовало. Фонд, созданный администрацией, обратился в министерство культуры РФ с просьбой выделить средства на реставрацию памятника. Этим занимался зам. главы администрации Ступино по культуре А.Е. Рацимор. Фонд желал получить средства для подготовки к 500-летию, но так как с просьбой этой припоздал, то пришлось обойтись без федеральных средств. И праздник справили местными усилиями, как уже было сказано. Деньги были выделены уже позже, в 1999 г. И тут возник конфликт между фондом администрации и министерством культуры Московской области. Суть его: кто будет являться заказчиком выполнения работ - администрация Ступинского района или министерство (и, соответственно, кто получит деньги: пойдут ли они на счёт фонда или в областное министерство культуры). Фонд не мог быть заказчиком, поскольку не имел ни лицензии, ни имущественных прав на монастырь, хотя и был инициатором и "выбивателем" этих денег. А все эти права зато были только у министерства культуры Московской области. В то время даже церковники не имели имущественных прав на церковные здания. В большинстве своём только были оформлены земельные участки в безвозмездное пользование, а имущество не было оформлено никак. В это трудно сейчас поверить, но тогда была именно такая ситуация, и не только в отношении Белопесоцкого монастыря, но и повсеместно (за редким исключением). Ещё не существовало никаких "указов" и "приказов" о передаче религиозным организациям недвижимого имущества. Так как в 1988 г. ещё не было самих "религиозных организаций" с правом юридического лица. Только в конце 1999 г. произошла перерегистрация религиозных общин (приходов, монастырей, епархий) в рамках нового законодательства, когда они были признаны религиозными организациями с правом юридических лиц. Так вот, в этот конфликт между администрацией района и министерством культуры МО был втянут монастырь третьим лицом. И коли дело касалось архитектурного комплекса, порученного церковью монахиням, им пришлось "окунуться с головой" в сложившуюся ситуацию и разбираться в вопросах взаимоотношений церкви (в лице монастыря) и государства в отношении имущественных вопросов. Собственно, непосредственно деталями этого дела занимались со стороны монастыря всего два человека. Их задачей было - выработать правильную позицию обители в этом вопросе с точки зрения церковных канонов, человеческой морали и собственной совести. Потому что велика ответственность перед миром церковных людей. В результате была проделана ими огромная работа, приведшая к тому, что была составлена обстоятельная докладная записка по поводу имущественных отношений церкви и государства с точки зрения церковных канонов. Эта работа была разослана многим, наиболее знАчимым, архиереям и деятелям РПЦ в канун юбилейного собора 2000-го года. И, возможно, не зря, потому что именно тогда в этом отношении действительно "лёд тронулся". Конечно, к этому времени назрели и объективные обстоятельства, но, во всяком случае, резолюция данного собора в поднятии вопроса об оспаривании имущественных прав перед государством выглядела как итог этой докладной записки. Точнее, резолюцией можно считать "Письмо Юбилейного Архиерейского Собора Президенту Российской Федерации В.В. Путину". Так уж вот совпало. Вернёмся к делу. Позже министерство культуры РФ всё-таки выделило средства на реставрацию монастыря в размере 1 млн рублей. Здесь подчеркнём, что, так как Белопесоцкий монастырь в то время не имел имущественных прав, то вопрос вообще не мог ставиться так, чтоб выделенные государством средства могли бы каким-то образом пройти через его "кассу". Единственное, в чём был, собственно, заинтересован монастырь, - чтобы средства пошли туда, где они больше всего были действительно нужны: на Никольский храм-колокольню с прилегающим корпусом (башней). Так как право заказчика реставрационных работ, а, значит, и получателя средств было только у министерства культуры Московской области, то сёстры поехали в отдел по реставрации означенного учреждения с просьбой заняться Никольским храмом. Там оказалось, что в глазах господ-реставраторов выделенная сумма выглядит смехотворной, поскольку на неё провести реставрацию колокольни с научными изысканиями, с проектом оказалось просто невозможным (с учётом откатов и проч.), а потому никаких работ никто проводить вообще не собирался. Хотя, по правде говоря, уж хотя бы законсервировать храм они бы смогли, что уже было бы неплохо. (Но на консервацию много денег не спишешь!) Одним словом, в конторе решили не мучиться, а просто распределить эти деньги по карманам. А чтобы их реализовать, директриса отдела, госпожа А., состоящая в дружбе с правящим архиереем Московской епархии РПЦ (и к тому моменту руководящая хором детской воскресной школы в данной епархии), придумала просто поднять из архива проектные работы (чертежи) 20-летней давности (сделанные ещё в СССР!) и выдать их за только что сработанную её отделом дорогостоящую документацию, на что и списать выделенные государством средства полностью. (Единственное - был сделан новый проект юго-западной башни (примыкающей к колокольне), но он не был принят.) Вот такая нехитрая и обычная, в общем-то, в наше время вещь. Но был один момент. Дело в том, что госпоже А. требовалось согласование с монастырём на предложенный ею "план работ". Иначе бы у неё ничего из задуманного не вышло. С этой информацией сёстры поехали советоваться к уже упоминаемому выше благочинному монастырей Московской епархии. Он оказался в курсе и попытался успокоить сестёр, сказав, что они должны радоваться, если удастся получить "с паршивой овцы хоть шерсти клок". Тогда, чтобы не участвовать в грязной отмывке денег, монастырь отказался от этих средств (в том числе потому, что не имел возможности контролировать их честное освоение на объектах обители). В этом суть конфликта. Тут уж госп. А. побежала жаловаться друганам-архиереям, чем и вызвала сильнейшее негодование на монастырь со стороны "священноначалия". В результате все бумаги, относящиеся к "реставрации" Белопесоцкого монастыря, подписывала уже не игумения, а тот же самый благочинный монастырей, которому и было это поручено правящим архиереем епархии. Может, тут, на форуме, найдутся желающие приписать подобную "конфликтность" чьему-то "юношескому максимализму" или, лучше сказать, "младостарчеству", или отсутствию житейской мудрости, или наивности, но я не могу сомневаться в том, что матушки просто поступили по-совести. Как всегда. К слову сказать, эта история послужила тому, что, оказавшись уже в Боровске, инокини первым делом занялись оформлением Покровского собора и земельного участка в собственность РПСЦ в лице боровской старообрядческой общины. Таким образом, в церковную собственность был оформлен почти 1 га земли и храм. Причём это было в 2008 г., ещё до указа о передаче в собственность имущества РО 2010 года (Федеральный закон РФ от 30 ноября 2010 г. «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности»), лишь после которого подобные процессы пошли повсеместно. Таким образом, "когда слышишь звон, да не знаешь, где он", да ещё плюс к этому больное воображение, только тогда и может получится такая белиберда, которая была здесь первоначально озвучена под ником "Людмила".

Людмила: Татьяна, Вы не правы: я пишу здесь только то, что сама считаю нужным.

Михаил В: Дьякова Татьяна Уважаемая Татьяна не знаю, имею ли я право и насколько это канонично по форме (если что не так поправите). Передайте от меня поклон и поздравления инокиням со Святым Крещением. Здоровья всем вам и терпения. С уважением, Михаил P.S. Сообщение адресовано Татьяне Дьяковой

Людмила: Татьяна, Вы меня обвиняете во лжи, когда я говорю о том, что переход Белопесоцкого м-ря в старообрядчество был непосредственно связан с конфликтом со священноначалием в РПЦ. Но я от своих слов не отказываюсь, и у Вас же нахожу для этого фактические подтверждения. В своих сообщениях Вы засвидетельствовали сами: 1. Что, в связи с отказом от российских паспортов, Белопесоцкий м-рь, перед переходом в старообрядчество находился на грани реорганизации. 2. Сами пишете о том, что был очень серьезный конфликт с благочинным епископом, после которого последовало отлучения игумении от причастия. И это опять-таки было не задолго до отъезда. 3. У Вас своя оценка событий (ведь Вы пишете, не знаю, серьезно, или нет, что "матушки всегда поступают по совести". Впрочем и понятия о совести, как таковой, могут быть различными). Но, опять-таки Вами же написано и засвидетельствовано о конфликте с реставраторами и начальством по поводу 1 мл. руб. (хотя, насколько помню, речь шла о несколько более крупной сумме). Но это все уже детали. Даже если Вы и правы в этой ситуации, все равно факт остается фактом - был серьезный конфликт по поводу крупной денежной суммы, опять-таки перед переходом Белопесоцкого м-ря в старообрядчество. Если я расцениваю все эти факты, как весьма влиятельные толчки для отъезда из Белопесоцкого м-ря - это мое личное мнение.

Феодосия: Михаил В., а чем крещение у простецов-федосеевцев ''святее'' крещения в Рпсц

Агния: Феодосия , не Вы ли покинули РПсЦ? Может Вас и не "перекрестили", но всё-таки РПсЦ то Вы покинули?

Агния: Михаил В ,"поздравить" надо и само Феодосеевское согласие с тем же, и особенно здоровья и терпения им пожелать п.с. Хоть год то оне там продержатся?!...интересно.

Феодосия: Да, покинула. Побыла ''на стране далече'' и вернулась домой, в РДЦ, где и получила в свое время истинное крещение.

Агния: Феодосия пишет: и получила в свое время истинное крещение. Аминь. У меня тоже есть вопрос к Татьяне и Ливии: Чем закончилась "борьба" Марии Барановой за право жить без паспорта, за житие без оного? Я не имею ввиду всех инокинь, а только персонально бывшую игумению. Честно говоря, внутренний голос мне подсказывает, что борьба борьбой, а паспорт в загашнике имеется. Но может я ошибаюсь?

Сергей А.: Дьякова Татьяна пишет: в таком виде эту историю было бы выгодно изложить для "собирателей "компромата" из РПСЦ" Очевидно, имелась в виду не РПСЦ, а РПЦ, поскольку дальше речь идет именно о конфликте инокинь с её священноначалием. Вот это 100-процентно вряд ли, в РПЦ эта история давно забыта, иногда мне кажется, что из всей РПЦ только я один ей и интересуюсь. Шутка, конечно, но факт, что со стороны Русской Православной Церкви о переходе инокинь Белопесоцкого монастыря в староверие не было и нет вообще никакой официальной информации (и неофициальной тоже). Это можно утверждать со всей определённостью, поскольку, пытаясь разобраться в случившимся, я ещё до как вспыхнул конфликт боровских инокинь с руководством РПСЦ в 2016 г., приведший к таким последствиям, тщательно просматривал открытые интернет-источники за 2003-2015 гг. На эту тему абсолютное молчание - даже в осуждающем ключе ничего нет. Даже в материалах о самом Белопесоцком монастыре, в интервью с его новыми монахинями - ни слова. Как сказал мне один священник по этому поводу: "Не особо на это обратили внимание. Многие приходят и уходят"

Дьякова Татьяна: Людмила пишет: Даже если Вы и правы в этой ситуации, все равно факт остается фактом - был серьезный конфликт по поводу крупной денежной суммы, опять-таки перед переходом Белопесоцкого м-ря в старообрядчество. Ясно, что я написала, как было на самом деле, лишь для того, чтоб Ваша хроническая лживость стала очевидной. И потом, не путайте "влиятельные толчки для отъезда" и переход обители в староверие. Мешать это в кучу и выдавать одно следствием другого - подло, потому что снова лживо. Людмила пишет: Если я расцениваю все эти факты, как весьма влиятельные толчки для отъезда из Белопесоцкого м-ря - это мое личное мнение. Это Ваше "личное мнение" - всего лишь злословие и клевета. Ибо, по слову свт. Василия Великого, "Всякое слово, сказанное с намерением обезчестить - есть злословие, хотя бы само по себе и не казалось укорительным. И сие видно из Евангелия, в котором сказано об иудеях: и укориша его и реша ему: ты ученик еси Того (Ин. 9, 28)" "А кто... говорит что-нибудь о другом, с намерением разгласить или очернить, тот клеветник, хотя бы говорил и правду". Вот это как раз то, чем Вы здесь и занимаетесь. Кроме правды. Представляя себя "экспертом" по истории данной обители, вы неустанно перевираете эту историю, которую впрочем, совсем не знаете и близко - прекрасно видно, что вы там были на обочинке (в числе призреваемых скорбненьких). Вот в данном случае, надеюсь, это видно любопытствующим достаточно наглядно. Но кроме того, предав обеты монашества, и оставаясь нераскаянной, вы со временем всё больше ненавидите тех, кто вас знает, помнит и мог бы обличить. Вы при всякой возможности пытаетесь принести вред Боровской обители: так было, когда вас разыскали для этого её разрушители в 2016 году, так мы видим это и сейчас на этом форуме и других интернет-форумах, где ваша инициатива в этом деле попахивает одержимостью. Вы клевещете на боровских сестёр и их игумению, которую они называют своей матерью. Вы помните, как звали в ВЗ сына, опорочившего своего отца и посмеявшегося над ним? Он был проклят своим отцом. Он и всё его потомство. А кто так поступит со своей матерью? - Или ваш язык повернётся сказать, что не через неё вы приобщились к истинной вере, а какой-нибудь Леонид вас туда привёл? Поэтому примерьте себе имя того сына, только в женском роде. А тем, кто с удовольствием здесь слушает Ваши пошлости, если они считают себя людьми верующими, полезно было бы услышать и другие слова свт. Василия Великого: "И кто клевещет на брата, и кто слушает клеветника, - оба достойны отлучения. Ибо сказано:оклеветающаго тай искреняго своего, сего изгонях (Пс. 100, 5), и в другом месте: не слушай с приятностью клевещущаго, да не вознесешися (Прит. 20,13) И ещё, его же: "Если же кто будет худо говорить о настоятеле, то суд на него виден в гневе Божием на Мариам, когда худо говорила она о Моисее. Греха ея Бог не оставил ненаказанным, хотя молился за неё сам Моисей". Стоит ли искушать Бога?

Дьякова Татьяна: Михаил В пишет: Передайте от меня поклон и поздравления инокиням со Святым Крещением. Передала. Спаси Господи, Михаил!

Дьякова Татьяна: Агния пишет: Чем закончилась "борьба" Марии Барановой за право жить без паспорта, за житие без оного? Я не имею ввиду всех инокинь, а только персонально бывшую игумению. Честно говоря, внутренний голос мне подсказывает, что борьба борьбой, а паспорт в загашнике имеется. Но может я ошибаюсь? А с чего Вы взяли, что борьба закончилась? Борьба - она всегда борьба. И если она есть, то, по идее, должна проявляться в разных сторонах жизни и деятельности. Я вот лично для себя обратила внимание на то, что инокини, будучи фактически и открыто монастырём в Боровске больше 10 лет, были не зарегистрированы как монастырь. Вот просто были монастырём и всё, без всякой легализации в каких-то там мирских реестрах. И это не в тайге, не на опушке, а в городе неподалёку от столицы! Рядом с районной и городской администрацией. При огромном храме. Ведь только подумать: как я уже раньше упоминала, инокини оформили в церковную собственность почти 1 га земли и храм. Но оформили не на свой монастырь, не на себя, а на общину соседнего старообрядческого храма. Ведь они понимали, насколько это опасно для их существования в Боровске, и что оформить храм и землю на другую общину, это - мина замедленного действия, которая потом и рванула. А Вы говорите - паспорт! Что касается всё-таки паспорта, то я не в курсе, как обстоит дело на сегодняшний день, но отлично знаю, что документы на Покровский собор от Путина игумения получала по старому паспорту!

Severo: Есть мармоны еще. Не удастся у федосов денег слямзить, бегите к ним! Потом к кришнаитам и после иеговистов в партию навального.

о.Аркадий Кутузов: В общем:что было то было. Дай Бог всем боровским сестрам всякого блага. Что было то было. Не поминайте лихом...

Дьякова Татьяна: Severo, Вы, видимо, большой специалист, где чего лямзить.

Дьякова Татьяна: Сергей А. пишет: Очевидно, имелась в виду не РПСЦ, а РПЦ, поскольку дальше речь идет именно о конфликте инокинь с её священноначалием. Нет, РПЦ здесь не имелась в виду. Сергей А. пишет: Шутка, конечно, но факт, что со стороны Русской Православной Церкви о переходе инокинь Белопесоцкого монастыря в староверие не было и нет вообще никакой официальной информации (и неофициальной тоже). ... На эту тему абсолютное молчание - даже в осуждающем ключе ничего нет. Даже в материалах о самом Белопесоцком монастыре, в интервью с его новыми монахинями - ни слова. А как же! Ведь "эта тема" абсолютно не подлежала и не подлежит никакому "перевариванию" в РПЦ. Единственное, что могли сделать никоны (и совершенно мудро с их стороны) - это полный и обязательный бойкот. Вскоре после того, как матушки покинули стены Белопесоцкого монастыря, в главном храме г. Ступино (в помещении какого-то центрального дома культуры, приспособленного под "храм"), состоялось торжественная служба, на которую собралось полно народа и духовенства разных мастей. И на ней было всем объявлено, что если кто-нибудь хотя будет вспоминать инокинь, "ушедших в раскол", или произнесёт вслух имя кого-то из них, будет отлучаться от причастия. И потом "попы" бдительно за этим всегда следили. Это рассказывали матушкам свидетели. Кроме того, их периодически регулярно "хоронят". По крайней мере, о смерти игумении объявлялось в разных местах неоднократно. Это - факты. Так что ж вы хотите? Но это - мера против кипения умов в широких массах. Что же касается самого "священноначалия" РПЦ, то там, в среде "посвящённых", по-видимому, шебуршание, напротив, было исключительно громким. Не случайно после долгого молчания по вопросу старообрядчества, сразу после ухода инокинь, этот вопрос был поднят на архиерейском соборе РПЦ, в результате чего итогом ухода инокинь фактически стало "Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви о взаимоотношениях со старообрядчеством и о старообрядных приходах Русской Православной Церкви (Москва, 2004 г.)" Прочтите этот документ и увидите, что главное, чего испугались никоны, это то, что кто-то из их паствы, тоже (подобно матушкам) задумается о староверии и о том, что двух истин быть не может. Хотя зачем я вам это говорю? - Вы, как чадо РПЦ, обязаны глотать всё, чем вас там потчуют "духовные отцы", не разжёвывая...

Severo: Дьякова Татьяна пишет: Severo, вы, видимо, большой специалист, где чего лямзить. У вас учусь. Вы же доски принадлежащие митрополии делили и в карманах уносили под предлогом: нам жертвовали - значит наше....Забывая что жертвовали общине, а община часть РПсЦ. Ну ничего...скоро будем наблюдать как вы побежите к другим. На Преображенке не лыком шитые сидят)))

Дьякова Татьяна: Severo, разве мы с Вами знакомы? Вы чего плетёте?

Severo: Дьякова Татьяна пишет: Severo, разве мы с вами знакомы? А для того что бы знать вашу банду, надо быть знакомым?

Сергей А.: Дьякова Татьяна пишет: было всем объявлено, что если кто-нибудь хотя будет вспоминать инокинь, "ушедших в раскол", или произнесёт вслух имя кого-то из них, будет отлучаться от причастия. И потом "попы" бдительно за этим всегда следили. Если так было (и если именно в такой постановке вопроса, ибо она весьма странная), то это, скорее, местная особенность, сказанная для местных жителей, из числа связанных с Белопесоцким монастырём. Потому что можно определить не затрагивать эту тему информационно в СМИ, не упоминать о ней официально, но как запретить обсуждать её в частном порядке? Тем более в эпоху интернета? Факт, однако, что на этой теме информационное табу. Но отмечу и такую особенность - это табу именно на упоминание об уходе инокинь в старообрядчество, но не их самих. Из истории монастыря и Церкви вычеркнут их уход, но не они сами. В материалах по истории Белопесоцкой обители всё по прежнему - что весной 1993 г. сюда пришли первые 5 молодых насельниц из Голутвина монастыря, а настоятельницей была игумения Мария. Ну а про старообрядчество - уже нет. Что до реакции в церковной среде - не знаю как у священноначалия, но я беседовал с несколькими простыми священниками и людьми, близкими к среде женского монашества. И там никаких репрессивных ноток не было, а скорее сожаление, что так получилось. "А знаешь, как официально это оформили? Что настоятельница уходит с должности по болезни - не стали выносить сор из избы". Согласитесь, в этой оценке всё, что угодно, но не громы и молнии. Дьякова Татьяна пишет: Вы, как чадо РПЦ, обязаны глотать всё, чем вас там потчуют Отчего же? В Церкви что только не обсуждают, тем более миряне. И потом, человек с историческим образованием, любящий исторические исследования, смотрит на любые события немного иначе, чем обычный человек. Какие бы выводы не делались - плюсы, минусы, минусы как продолжение плюсов и т.п., они должны делаться на полноценных фактах. Обратите внимания, если вы одна из инокинь, на историческую часть книги "Белопесоцкий монастырь в истории России" - заметьте, как мало было в распоряжении составителей книги информации об обители, о её духовной и боевой истории - потому что прежние поколения не считали нужным их фиксировать. Как даже местные краеведы не могут внятно, правильно и красиво изложить историю города Каширы - по той же причине. И если факт перехода первых инокинь обители в старообрядчество имел место в истории Белопесоцкого монастыря и РПЦ - зачем об этом молчать? И если боровские были определённым фактором в истории современного старообрядчества - зачем об этом молчать? Чтобы новые провалы в истории порождать? P.S. Кстати, с исторической точки зрения далеко не всё и инокини пишут. Например, они не упоминают о том, что впервые со старым обрядом (как мне рассказывали), они познакомились именно через единоверцев - через о. Кирилла (Сахарова), а до этого и не знали про этот обряд, что он и люди из его прихода как-то даже служили молебен старым чином на месте погребения преп. Владимира. Нет, понятно, что сейчас инокини негативно относятся к Единоверию, об чём и в книге пишут. Но вот вам разница между сиюминутностью и эмоциональностью в оценках, и процессом исторического исследования. Историк не имеет право обходить стороной то, что имело место, пусть к этому и изменилось эмоциональное отношение.

САП: Какие догматические причины перехода бывших белокриницких инокинь в феодосеевщину? Не принадлежащих к их окружению просьба воздержаться от комментариев.

Дьякова Татьяна: Сергей А. пишет: Если так было (и если именно в такой постановке вопроса, ибо она весьма странная) Так было, хотя бы вам и не хотелось. Я же сказала, что это известно от свидетелей. Дьякова Татьяна пишет: было всем объявлено, что если кто-нибудь хотя будет вспоминать инокинь, "ушедших в раскол", или произнесёт вслух имя кого-то из них, будет отлучаться от причастия. И потом "попы" бдительно за этим всегда следили. Сергей А. пишет: Но отмечу и такую особенность - это табу именно на упоминание об уходе инокинь в старообрядчество, но не их самих. Из истории монастыря и Церкви вычеркнут их уход, но не они сами. Вы способны хотя бы прочесть внимательно то, что выше было сказано? Это как раз факт. Сергей А. пишет: сюда пришли первые 5 молодых насельниц из Голутвина монастыря Это поначалу было всего 5. Сергей А. пишет: И если боровские были определённым фактором в истории современного старообрядчества - зачем об этом молчать? Чтобы новые провалы в истории порождать? По-моему, так пусть лучше провалы, чем история старообрядчества в изложении никониан. Сергей А. пишет: Кстати, с исторической точки зрения далеко не всё и инокини пишут. Например, они не упоминают о том, что впервые со старым обрядом (как мне рассказывали), они познакомились именно через единоверцев - через о. Кирилла (Сахарова), а до этого и не знали про этот обряд, что он и люди из его прихода как-то даже служили молебен старым чином на месте погребения преп. Владимира. Нет, понятно, что сейчас инокини негативно относятся к Единоверию, об чём и в книге пишут. Но вот вам разница между сиюминутностью и эмоциональностью в оценках, и процессом исторического исследования. Вот-вот, тут же и иллюстрация к только что мною сказанному! Не случайно честные историки всегда взывают: "изучайте источники!" Потому что то, что потом понаписано "исследователями" по поводу этих источников - практически бывает сплошной бред. Вот так и у вас: то, что написали насельницы Белопесоцкого монастыря о СВОЕЙ обители, у вас называется "сиюминутностью и эмоциональностью в оценках", а то, что вы переворачиваете в ИХ истории с ног на голову, то у вас, естественно, величается "процессом исторического исследования". Вот вы говорите, что, якобы, "они не упоминают о том, что впервые со старым обрядом (как мне рассказывали), они познакомились именно через единоверцев - через о. Кирилла (Сахарова)". Вот то, что они о себе рассказывают, это, по-вашему, не имеет значения, а то, что кто-то вам натрепал про них, это сразу - в фундамент исторической науки? Но вам ведь, как никонианину, просто очень нужно, чтобы история старообрядчества боровских инокинь начиналась с единоверия, вот и всё. Хорош "историк"! Ну так да будет вам известно, что история старообрядчества боровских инокинь началась с родственников-староверов, которые объяснили, что молиться "кукишем" - большой грех. А К. Сахаров, кстати, со своим театром никого в старообрядчество (в смысле Древлеправославие) привести не может. Скорее, напротив.

Дьякова Татьяна: САП пишет: Какие догматические причины перехода бывших белокриницких инокинь в феодосеевщину? Severo пишет: А для того что бы знать вашу банду и т. п. САП, в вашем паноптикуме довольно трудно говорить о чём-либо серьёзном.

САП: Понимаю, но Ваши ответы читают люди которые не участвуют в троллинге, не могли бы Вы хоть тезисно изложить, почему именно феодосеевщина?

Феодосия: Да, и я присоединяюсь, расскажите! Ведь логичнее к часовенным... По крайней мере, я бы так поступила/или поступлю...быть может/.

Сергей А.: Дьякова Татьяна пишет: Так было, хотя бы вам и не хотелось. Я же сказала, что это известно от свидетелей Какая разница в данном случае - что мне хотелось и что нет? Мы пытаемся оценить исторический факт. Ничуть не сомневаюсь, что вы говорите искренне, и подобное дело имело место, но я же лично не слышал и не могу непосредственно оценить, как это прозвучало на том богослужении в виде прямой речи, к кому обращалось, какие при этом делались акценты и что имелось в виду. Тем и вызваны мои рассуждения и сомнения. Если вам есть что дополнить, уточнить и пояснить - дополните, а возмущаться-то исследованием к чему? Вот, к примеру, говорится, что запретили упоминать об уходе инокинь в староверие и даже имя их произносить. Но я лично о вашем уходе узнал в 2006 г. от священника, служащего в городе, который находится 130 км от монастыря. И он сказал это всему приходу во время духовных бесед. Причём по собственной инициативе рассказал (не помню уж как разговор вышел на эту тему) - что белопесоцкие монахини перешли в староверие и строят скит где-то во Владимирской области. А потом, вздохнув, добавил: "В этом (их уходе в староверие), без сомнения, есть вина их духовника". Дьякова Татьяна пишет: Вы способны хотя бы прочесть внимательно то, что выше было сказано? Это как раз факт. Я всегда читаю внимательно. Но также поступайте и вы при чтении моих комментарием. Я же писал, что посматривал все материалы о вас, какие мог найти в открытом доступе за 2003-2015 гг. и если вижу, что на тему перехода в староверие наложено табу - открыто пишу об этом, но если вижу, что само по себе ваше пребывание в Белопесоцком монастыре всё-таки из истории полностью не вычеркнуто - говорю об этом тоже на основании фактов. Вот передо мной книга "Угодники Божии земли Каширской", изданная в 2010 году: "14 апреля 1993 года... в монастырь была назначена первая настоятельница. На Пасхальной седмице, 20 апреля 1993 года, по благословению настоятельницы коломенского Свято-Троицкого Ново-Голутвина женского монастыря игумении Ксении, пятеро её воспитанниц прибыли в Белопесоцкий монастырь в качестве первых его насельниц... К празднованию 500-летия монастыря в 1998 году настоятельница была возведена всан игумении". Как видите, вся ваша история, только имя настоятельницы не упомянуто. Дьякова Татьяна пишет: вам ведь, как никонианину, просто очень нужно, чтобы история старообрядчества боровских инокинь начиналась с единоверия, вот и всё. Ничего подобного мне совершенно не нужно. Где вы это увидели в моих словах? Это ваша собственная трактовка, причём совершенно не верная. Но я отвечаю за свои слова, а не за то как вы их поняли. Просто мне интересна тема во всём её многообразии и я сравниваю все источники, и слышал, в том числе, и такую информацию. Дьякова Татьяна пишет: то, что написали насельницы Белопесоцкого монастыря о СВОЕЙ обители, у вас называется "сиюминутностью и эмоциональностью в оценках" "Сиюминутностью и эмоциональностью в оценках" у меня называется вовсе не это, а свойство, характерное для многих мемуаристов - когда люди после изменения жизненных обстоятельств считают что-то в прошлом уже не важным для упоминания. А исследователь обязан учитывать всё - и написанное, и не написанное, и то что между строк. Ну и разумеется, книгу вашу я тоже прочёл. Дьякова Татьяна пишет: а то, что вы переворачиваете в ИХ истории с ног на голову, то у вас, естественно, величается "процессом исторического исследования" Где и что я переворачивал? Где я давал такие оценки? Кого я пытался в этом убедить? Вы всё это увидели в собственных трактовках, но не в моём тексте. Я просто, в ходе дискуссии, привёл соответствующую информацию, подчеркнув, что мне об этом говорили свидетели событий, т.е. это тоже исторический источник, как и ваша книга. Если информация не правильна (т.е. если мне сказали неверную информацию) или не совсем верно мной истолкована - то опровергните или поясните как было. Это просто академическая дискуссия и у меня исследовательский вопрос, и в ответ хотелось бы обоснование, а не эмоциональные всплески с обвинениями в подрывной деятельности.



полная версия страницы