Форум » Знаменное пение, духовные стихи » Тоже есть кое-что нового » Ответить

Тоже есть кое-что нового

В.Анисимов: http://www.stihi.ru/avtor/anisimvf

Ответов - 62, стр: 1 2 All

Феодосия: По этой ссылке мне тяжело зайти, терпеть не могу регистрироваться. Я очень Лару Фабиан люблю... И не люблю свое и твое имя в сокращенных вариантах: Люда, Вова - жуть! Людмила, Владимир - красиво! Но длинно. Меня устраивает Люся, а как тебя покороче? Поставь мне Лару.

В.Анисимов: Феодосия, похоже Вы опять занялись привычным, как о том сами и писали: Феодосия пишет: С сенсором туплю Просмотр статей на сайте "Наша планета" не требует регистрации, а нужную музыку всегда и легко можно добыть через поисковик в Яндексе или в самом YouTube,е. На такого же рода общение у меня, к сожалению, нет ни желания, ни времени. Что же до: Феодосия пишет: Людмила, Владимир - красиво! Но длинно. Меня устраивает Люся, а как тебя покороче? то я знаю только одно своё имя, данное мне при Крещении - Владимир, и его "длина" меня никак не смущает. Более того, я помню, что "Он зовет своих овец по имени и выводит их" (Ин.10:1-6). Под иными именами людей знает кто-то иной, кто часто и ведет их, но не на выход, а на окончательный в(у)ход. Полагаю, что на какое-то время мы с Вами порядок своих отношений уточнили. Простите ради Христа.

В.Анисимов: ИЗ ЦИКЛА "ВСТРЕЧИ" Место встречи Я недавно всерьёз посмотрел (Будто скоро уже и финал): Как же он, с детства друг, постарел! Если встретил бы где – не узнал. Если б встретил, наверно, сказал: «Извините, не знал никогда», Больше всех поразили глаза: Ниоткуда никто в никуда. А ещё поразил его лоб (Было видно, что это не блеф) - Много надобно выстрадать, чтоб Получить такой сложный рельеф. Странным волос был, что на виду: Убывание цвета – шкала … Кто-то выдумал их на беду – Место встречи с собой – зеркала. Вопрос Я терялся в догадках: «Кто я?», Полагая то сыном, то мужем, То отцом, ведь была же семья, Были люди, которым я нужен. По утрам, надевая костюм Вместе с должностью, шёл на работу, Опуская себя в жизни трюм, Допуская о мире заботу. Днём порою встречался с людьми, Кто привык меня числить за друга С той поры, когда были детьми, Сохранив очертания круга. Ну, а вечером, скинув бельё, Как доспехи в затишье сраженья, Размышлял: «Кто же я?» - и своё У трюмо изучал отраженье. Портрет Он был по жизни сибарит, Любил вино, красивых женщин, Одет с иголочки, побрит, Из каталогов модных вещи. Он фитнес-клубы посещал, С друзьями был всегда корректен. Не то, чтобы любил, - прощал, Ведь этот жест весьма эффектен. В своей работе преуспел, Имел семью, машину, дачу, Он очень многое успел, Считая это за удачу. И вот теперь, на склоне лет, Он понял, плотию старея, Что рисовал автопортрет, А вышел – Дориана Грея.

В.Анисимов: РАЗНОЕ Вопрос-печаль Он вынес всё: болезни, глад, Безденежье, друзей измену; Жизнь на исходе, и он рад, Что отстоял земную смену. Что отстоял свои мечты, Не разменяв их на поделки, Что сохранил вкус красоты, Не обманувшись на подделки. И всех простив, всех полюбя, Прожил, доверившись Завету; Душа, узнавшая себя, Уже готовилась к ответу. Душа уж всматривалась вдаль, Считая, что отход заслужен; Но был вопрос, а с ним печаль: «А вдруг кому ещё здесь нужен?» Он желал им добра... Он желал им добра, может, даже любил, И готов был всегда помочь словом и делом, Не жалея при этом оставшихся сил, Но они чаще жили не духом, а телом. Он уловки лукавого видел, как явь, Слышал голос его средь семейного спора, Также знал: не суди, но скорее исправь Недостатки свои - в этом ближним опора. Исправлял, был успех и надежда была, Что наглядный пример всё же станет уроком, И ослабят заботу свою о телах, Озаботясь душою и жизненным сроком. Много было потрачено времени, сил, Но они продолжали упорствовать дружно. Он желал им добра, может, даже любил, Только им это всё было вовсе не нужно. Смирение На небе месяц тайною сиял, Хвостом виляя, пес у ног ютился, Я на балконе с думою стоял: Кто я такой и как здесь очутился? По внешности я, вроде, человек, Имею ФИО для распознаванья, Недолгий, но достаточный мне век От встречи на Земле до расставанья. Пожил зачем-то с женщиной чужой, Родили сына, с ним теперь чужие, С друзьями разделила жизнь межой, Хоть и неплохо, вроде бы, дружили. В профессии идей понарожал. Зачем всё это? Пёс вздыхает рядом. Пошёл с балкона, хвост ему прижал, Но он стерпел, подумав: "знать, так надо".

Карп Сутулов: Постыдились бы, при народе, охальники!

В.Анисимов: ТРИПТИХ Во имя Отца... Прости, Отец, на Небе сый, Что я пока не вразумился И, как из притчи Блудный сын, Под кров родной не обратился. Пока, хоть скудный, но запас Из рожек есть, а это значит, Что мiр удерживает нас Посулом будущей удачи. А это значит, что душа Ещё привязана к земному И, атмосферою дыша, Не стосковалась по иному. А это значит, что дожди Еще лишают нас покоя. Прости, Отец, и подожди: Я уже вспомнил, где и кто я. и Сына... Мой старший Брат, Кто был всегда, Спасибо, что избавил смерти И дал на долгие года Завет спасенья: «Только верьте, Что Мной искуплены грехи И двери в Дом родной открыты, Где вне пяти мiрских стихий Любимы вы, а не забыты». Спасибо, Брат, навряд ли я Смогу сказать сейчас словами, Что чувствует душа моя, Себя представив вместе с вами. Я здесь прошёл все этажи И скарб души уже пакую. Ты нашей Матушке скажи, Что я по Ней давно тоскую. и Святаго Духа Спасибо, Дух, что снизошёл И стал закваской к жизни вечной, Хоть мою душу и нашёл Плотской, тщеславной и безпечной. И как три меры той муки, Что в притче Сына вскисли вскоре, Ты исцелил меня, суки В глазах у братьев скрыв в укоре. Спасибо, Дух, что Ты к венцу Подвёл меня чрез все препоны, Сроднив и Сыну, и Отцу, Любовью отменив законы. Спасибо, Дух, теперь с Тобой В Тебе Тобой я жив, конечно, И, распрощавшись здесь с судьбой, Я в дом родной гряду навечно.

Феодосия: Простите, Христа ради, Владимир. И Вы, Карп, тож.

В.Анисимов: Феодосия пишет: Простите, Христа ради, Владимир. Бог простит, и меня простите. Три пути Есть три пути, ведущие до цели, Которую наметил нам Завет: Три сына с Ноем в бытность уцелели – Их имена Сим, Хам и Иафет. Итак, путь первый – это путь Закона: Когда внутри позиция слаба, То правила держаться неуклонно Путь Божьего, но всё-таки РАБА. Есть путь второй, где служба за награду, Хоть правила, но наказанья нет: Исполнишь всё – надейся на отраду НАЁМНИКОМ оставить этот Свет. И третий путь: что б делал иль не делал – Держи в себе любви Отцовской свет, То СЫНА путь, его уже изведал Не Сим, не Хам, но средний – Иафет. Божий храм Средь бездушных стихий Место есть для идей: Сердцем пишут стихи, Сердцем любят людей. В сердце с Богом контакт, В сердце с Ним разговор, И стучит сердце в такт Со Христовым с тех пор. Раз почувствовал ты Где же он – Божий храм, То в тиши простоты Различишь голос сам. Так Илья на горе Горевать перестал, Так вот Ветхий сгорел, Так вот Новый восстал. Блажь Иду по жизни, выбившись из правил, Из всех вещей – заплечная сума, Молю Христа, чтоб только не оставил, Пишу стихи, чтоб не сойти с ума. Чтоб не забыть: кто я такой и где я, И в чём задача жизни на Земле. И всё реальней и ясней идея, Что мiр давно лежит уже во зле. «Кто дружит с мiром, тот враждует с Богом»* - Апостольская истина проста, А потому давно моя дорога Направлена на узкие врата. Сказать, что подвиг – для злословья пища, Сказать, что блажь – возможно, но тогда Блажен любой, кто Бога в жизни ищет, При жизни с ней расставшись навсегда. * "Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу" (Иак.4,4).

В.Анисимов: РАЗНОЕ Листопад Спала листва; ветви, ствол обнажились, Стали огрехи видны у основы, Что за листвой незаметно прижились И по весне собираются снова В кроне укрыться, чтоб не было стыдно, И коротать дни и ночи в покое: Что же смущаться, коль людям не видно? А для себя подойдёт и такое. Осень-весна, неудобства-забвенья, Очень удачно, что зимы короче, Лето листвою сокроет сомненья, Звёзды счастливую жизнь напророчат. Так вот и мы, когда срок на исходе, Сбросим листву из позёрства и судеб, И обнажатся грехи при народе, Только весны уже больше не будет. Беседа Он спросил: «Как дальше будешь жить?» Я ответил: «Воля на всё Божья, Может быть, когда средь бездорожья Суждено мне голову сложить. Но, как видишь, вроде, не пора, Я пока нет-нет, да нужен людям, А сие залог, что ещё будем С вечера томиться до утра. И с тобой беседовать о том, В чём же смыслы жизни человечьей, Рассуждать о временном, о вечном, Обсуждать: а где он – отчий Дом? Я к тебе почти уже привык, Благодарен за советы, помощь». Посмотрел – часы пробили полночь, Спать пора, и я закрыл дневник. Дело Пуля навылет, и лёгкое цело, Боль обожгла и утихла с испугом, На перевязку и вновь можно в дело С также недавно подраненным другом. Около века идёт наша битва, Цель непонятна, и враг неизвестен, Это, как в хлеб запечённая бритва – В каждый момент ждёшь печальные вести. Это, как камень, скользящий по крыше, И продвиженье не может быть вечным, Здесь для прохожих тем хуже, чем выше, Ну и вопросы везенья, конечно. Как уцелеть, как дойти до предела После которого малость покоя? Трудно сказать, но пока мы на дело С другом выходим – призванье такое.

Волдерлихт: Хороши стихи...

В.Анисимов: Иллюзион Сеанс к концу, финал понятен, Случилось всё, что в прайс-листе, И не осталось белых пятен В цветном показе на холсте. Поодиночке потянулись На выход зрители уже И на прощанье обернулись, Чтоб довершить собой сюжет. За дверью их ждала реальность И свет естественный с небес, И понималась вся банальность Синематографа чудес. А можно было б без такого - Без предварительной игры? Наверно, нет, ведь мы живого Не ощущаем до поры. Его правда Мы встречались чаще, чем хотелось, Но уж так устроено Творцом, Он собой являл по жизни зрелость, Я же ощущал себя юнцом. Он бы реалист, а я романтик, Видя в жизни более себя, Полагая, что среди галактик Всё живёт для нас и нас любя. Он же полагал, что всё иначе, Что любовь лишь нами горяча, И горим мы часто без отдачи, Умаляясь плотью, как свеча. Он же полагал, что изначально Эгоизм имеет меньше прав… Отхожу от зеркала печально, Правду отражения признав. Папа Карло Он был старик и жил в каморке (Уж так сложилось по судьбе), Позволить мог лишь с барахолки Тряпье нехитрое себе. Был одинок, но непременно Хотел кого-то для души, И вот по случаю полено Он отыскал в лесной глуши. И сделал (как уж получилось) То, что увиделось в бревне – Того, с кем позже приключилось Событий много в той стране. Была ли польза от затеи? Наверно, коль в конце пути Смог с воплощением идеи В каморке счастье обрести.

В.Анисимов: Монада Он был чёрным, она была белою, Так и жили они на все случаи; Он был робким, она была смелою, Когда их обстоятельства мучили. Он был чёрным, она была белою, Сочетание это не праздное; Он был кислым, она была спелою, Но для разных столов нужно разное. Он был чёрным, она была белою, В этой гамме всё и умещается; Он был дробным, она была целою, Но в кого что по жизни вмещается. Он был чёрным, она была белою, Различались они по сословию. Поясненье такое здесь сделаю: Он был Страхом, она же - Любовию. Дверь Мы дни листаем, как картинки, Крупинки смысла ищем в зле, И в такт хлопочут половинки Важнейшей двери на Земле. Что не на улицу из зданий И не обратно, но туда, Где на границе мирозданий Всё исчезает без следа. Где растворилась суть в явленьях, Где слово с действием слилось, Творец исчез в своих твореньях, А невозможное - сбылось. Нам хорошо бы, без сомненья, С той дверью встретиться в пути … Стучит в такт сердце, что с рожденья Зовёт хоть раз в него войти. Оболочки Две оболочки – пространство и время, Как скорлупа у яйца для птенца, Так до весны берегут люди семя, Так бережёт Бог людей для Венца. Тело в порядке – в законах природы, Что управляют движеньем крови, А вот душе предстоят ещё роды С выходом в мир безграничной любви. Без подготовки и без созреванья Канет душа в забытьё там, как в ночь, Все наши чувства и все наши знанья Там не способны хоть чем-то помочь. Там лишь способность себя в других видеть, Всё, вплоть до жизни, за них положить, И невозможность хоть как-то обидеть – Есть основание жизни души.

В.Анисимов: Пример Отошёл от земной суеты Не в пустыню, не в лес, а в квартиру, Чтоб примером такой простоты Показать путь спасения миру. Ведь не место спасает, а Дух, Что нисходит в смирение крова, Где достаточно трёх или двух Из внимания, сути и слова. Дверь закрыта на ключ, телефон Отключён, телевизор от дела Отлучён, чтоб безсилен был он Облучить скверной душу и тело. Лишь иконы в гостях, хоть скорей Это я у них гость в этом мире, Затворив плотно пару дверей - В своём сердце и в частной квартире Роды Есть в жизни сакральное дело Загадке Вселенной подстать: Душа, что оставила тело, Должна перед Богом предстать. Должна перед Богом явиться С одной только просьбой: "Прости!", И в свете Его уместиться, И свет Его внутрь уместить. Исправить что-либо уж поздно – Последний сегодня закат, Застыли присяжные-звёзды И Ангел, теперь адвокат. И вот приступает несмело Ответ перед Богом держать: Душа, что оставила тело, Готовится бога рождать. Память Дождь за окнами – знакомая мелодия, Вновь душе испытывать печаль, Но, похоже, это лишь пародия На всё то, что в жизни повстречал. Этот дождь когда-нибудь закончится, Следом и печаль за ней уйдёт, Память же, хоть этого и хочется, Никогда покоя не найдёт. Всё переберёт и неприятное Непременно выставит в укор, И навряд ли оправданье внятное Впишется в прижизненный узор. И, как этот дождь, по нервам цокая, Будет память душу теребить, Чтоб она, при жизни одинокая, Бога постаралась полюбить.

В.Анисимов: Книга Под свет лампадки над столом Я сел беседовать с Тобою, Вернее, слушать, чтоб потом, Всё записав, покрыть судьбою. И как здоровой кожи пласт Всем ранам тела - исцеленье, Так и судьба себя отдаст Душе всецело в исправленье. Она нам Богом данный друг, Для нас написанная книга, Её читая, жизни круг Сужаем мы до точки-мига. А этот миг есть переход Отсюда в мир, где нет печали, Где нас Хозяин книги ждёт И рад за тех, кто дочитали. Проблема Она пришла к нему с тоской, И сокрушалась сокровенным: «Не обрела в душе покой, Раскрой, отец, мои проблемы. Гоню старательно я лень, Питаю душу свою высью, Молюсь о Господе весь день И вслух, и шёпотом и мыслью. Читаю много из основ Святых отцов, чащу Причастья, Но всё не слышу Его слов, Его не чувствую участья». И молвил пастырь почему Душа живёт не так толково: "Ты просто не даёшь Ему Возможность вставить Своё слово". Печь Время лёгким бризом пронеслось, Чуть затронув чувства и сознанье, Но при этом в точности сбылось, Что Господь вложил для нас в Писанье. Он учил, что Дух животворит, Нашу плоть не пользуя нимало, Это всё одно, что печь горит Потому, что тяга в поддувало. Потому, что связка дров в печи С воздухом не повод для горенья, Нужен импульс спички иль свечи С поддержаньем воздуха движенья. А лишь связка-тело догорит, Всё тепло и свет раздав безпечно, Истопник любовно затворит Дверцу перехода жизни в вечность.

Крамницкий: Эх, Володенька, хочу, Вас, дружески пожурить, дружески, нам ли пиитам друг другу завидовать? Нас ведь Музы с одной руки кормят... а ты с Ней так холодно обошелся... ты, что, Володенька? Разве так можно...тебе, что лень патефон свой было для Нее завести? Не так его назвали... Я быть может тоже хотел бы быть по уму не Крамницким, а Крамником! Но, если сказано свыше "Крамни", то прими и засохни, пиит! Почему Сутулова на дуель не вызвал? Хотя с такими не пулей, а палкой нужно дела решать, не будь я сейчас под забор... в печальном положении, этот моралист у меня из Сутулова в Горбатова превратился бы. Эх, вы, долдоны, если бы, оставившая меня Досифея хоть на миг надо мной пролетела бы, как в былое время... я б протрубил, будьте покойны, ужо б я показал как надо Муз убл...уважать, эх, вы, пииты [ ] Щас протрублю! Двери. Посвящается памяти бедного Джима и всем ушедшим Поэтам. Эпиграф: Гуд бай, Америка! Мы дни листаем, как картишки, Крупинки смысла ищем в сне, И раздвигаем, шалунишки, Любимым двери на Земле. Стон, крик, на улицу из зданий, Туда, обратно, вновь туда, Так на границе мирозданий Муз истязают без следа. И растворилась суть в движеньях, И слово с действием слилось, Певец исчез в таких владеньях, И невозможное - сбылось. О, как желанно, без сомненья, С муз дверью встретиться в пути … Стучит в такт сердце, и Дусенья Зовёт хоть раз в нее войти!

В.Анисимов: Крамницкий пишет: ... Карп Сутулов пишет: Постыдились бы, при народе, охальники!

Крамницкий: И это наши поэты, позор! Ладно, Володька, у меня палка длинная, крепкая, и на тебя и на Сутулова хватит, отхожу обоих, будьте покойны, щас только поправлюсь... поэзия окрыляет.

ая: а ще, голодный и холодный) покормить и обогреть) а потом воспитывать) и в баню его)в баню)

ая: воинствующий атеист

ая: http://www.youtube.com/watch?v=1fyRr-NxhF4 поэзия окрыляет

Пушкин: В.Анисимов Стихи плОхи,плОхи, плОхи .

В.Анисимов: Пушкин пишет: Уймитесь! Ну, в такой компании мне, конечно же, не место. Пожалуй, уймусь.



полная версия страницы