Форум » Знаменное пение, духовные стихи » Стихи форумчанки Людмилы на духовные темы. Публикация и рецензия. » Ответить

Стихи форумчанки Людмилы на духовные темы. Публикация и рецензия.

Людмила: Где ты завтра будешь сам? Сильный гордый и спесивый? Ты ходил по головам, Сверху вниз глядел, счастливый. Но познаешь вдруг судьбу – Грянет гром, уйдет удача, И надменную губу Ты прикусишь, горько плача. Станет все наоборот, Люди скажут: Доигрался! - Поделом тебе, банкрот! - Скажут те, над кем смеялся. Мимо ходит жизнь твоя, Час придет и для расплаты, Неподкупен Судия! Безответен виноватый!

Ответов - 63, стр: 1 2 All

Людмила: ТИШИНА НА СТАРИННОМ ПОГОСТЕ. Тишина на старинном погосте, Лишь соловушка где-то поет, В жизни этой мы – странники-гости, Всех страна нас далекая ждет. Провожатый уж встал у порога, Он не спросит тебя ни о чем, Как придет, так возьмет в путь-дорогу, Чтоб увидел ты новый свой дом. А в дороге той страшные лица, А в дороге той темная рать, От которой не сможешь ты скрыться, От которой нельзя убежать. В той дороге рыданья и стоны, В той дороге огонь и гроза, Кто шагнет за черту осужденных, Тот не сможет вернуться назад. Так вздохнет человек на погосте, И с молитвой пойдет в старый храм: В жизни этой – мы странники-гости, Боже, милостив буди Ты к нам! Автор: Людмила.

Агния: Людмила , благодарю, что подписали своё авторство. Еще один вопрос к Вам., есть ли тут еще чьи то стихи , или только Ваши?

Людмила: Что я выкладывала - только мои.


Людмила: СВЩМЧ. АВВАКУМУ. Завет твой и высокая десница Свет истины несет на все века, Что с огненной вещал ты колесницы Навеки восходя за облака. Сиял ты путеводною звездою В годину исступленных черных дней, Оставивших Русь горькою вдовою У гроба своих лучших сыновей. Скалою был ты, камнем адамантом. Когда держал за истину ответ, Бесстрашно средь врагов один стоял ты, Премудро сокрушал их злой совет. И ныне, о Аввакуме, не презри, Убогих своих братьев, воззови, Скажи: «Я с вами детушки!» как прежде, Десницею с небес благослови! Наставь и вразуми, как жить по Богу, Все научи за правду претерпеть И выведи на верную дорогу, С тобою разорвем мы вражью сеть!

Людмила: ЕВАНГЕЛЬСКАЯ ПРИТЧА О ВДОВИЦЕ. Бедная вдовица Встала у ворот, И стоит, стыдится, Дальше не идет. Шел народ богатый На церковный двор, И звенело злато Той вдове в укор. А она вздыхала: - Господи прости, Что могу так мало В дар к Тебе нести! Как бы я имела Друга давних лет, Так бы не жалела Золотых монет! А больной, убогой, Что мне дать в Твой храм? Не суди здесь строго: Все, что есть – отдам! Бросила вдовица Лепты две скорей И спешила скрыться Прочь от глаз людей. Но ценил иначе Лепты те Христос: Всех Ему богаче Дар был вдовьих слез. Дар души смиренной Взял Он в новый век, В небе сокровенный Царский Свой ковчег.

Агния: Чей стих?

Людмила: Людмилы.

о.Аркадий Кутузов: Хорошие стихи

Людмила: ПРИТЧА О БОГАТОМ И ЛАЗАРЕ. Веселился князь богатый, В славе жил среди людей, И в роскошные палаты Звал он избранных гостей. Ставил щедрою рукою Им свой праздничный обед, И текло вино рекою В череде беспечных лет. У дворца, страдая горько, Нищий Лазарь возлежал, Дать просил хоть хлеба корку, Но никто ему не дал. Век скончал свой князь богатый И от пышных похорон Без рабов, сребра и злата Шел в страну, где плач и стон. Видел Лазаря в отраде, Сам же в пламени сгорал, О глотке воды во аде Он просил и умолял. Но ответ к нему был свыше: - Суд ты принял по делам, Как ты страждущих не слышал, Так страдаешь ныне сам.

Людмила: О. Аркадий, если Вам нравятся стихи, могу предложить для Вашего прихода свой сборник (75 л.), для начала - небольшую партию, шт. 10-15. Цена 50 руб. Если стихи заинтересовали кого-либо из москвичей, полный сборник можно приобрести в казачьей лавке на Рогожском.

Людмила: О ЦЕРКОВНОЙ РЕФОРМЕ ХVII-ГО ВЕКА. Когда прольется вышний свет, Во глубину минувших лет, Откроет сети лести и подлога, Поможет истину взыскать, Где жизнь, спасенье, благодать, Где узкая, но верная дорога. Расскажет повесть он о том, Как Русь распяли со Христом, Как царству тьмы в ней отворили двери И как пробил ей крестный час, Когда назначен был указ, Чтоб стали по-другому люди верить. Был роковым тот черный год, Когда слетелся черный сброд За куш и место истину бесчестить: Пришли на Русь не в добрый час, Святыню втаптывали в грязь, Творили, что хотели, «вражьи дети». Им цену дал ученый вид, Дел темных мастер Лигарид, Хитрец-умелец без стыда и страха, В кремле старейшиной сидел, Вершил «реформы» беспредел, Рубил с плеча, не рассуждая, махом! Задаром время не терял, Табак диковинный сбывал, Неправых правил доблестный ревнитель, Расстрига – лжемитрополит, Постыдный тайный содомит… В Москве стал благочестию учитель! Давал он тон, как дирижер, И вдохновлял послушный хор К безумным поруганьям и проклятьям, Так предавали Русский дом, Пылая злобой, как огнем, В «драконовых» законах к бывшим братьям: - Повинен смерти будет тот, Кто волей царской небрежет, Не примет уложения собора, Хранящий ныне прежний чин, Да будет вечной клятвы сын, Наследник лютой муки и позора! С десниц отрубят два перста – Не смейте знаменать креста! Того, что целый мир не принимает, Уставы древней старины Забыты и отменены Век новый всех под свой закон равняет! Как дальше жить – народ не знал, Тому не верил, что слыхал: Разят как громом «богословы» эти, Ругают без стыда святых, К истокам рушат все мосты, «Живоцерковники» в семнадцатом столетье! Порочат дедов и отцов, Глумятся, не жалея слов, Не спрятаться от них теперь, не скрыться, Весь разрушают домострой И правят Русь под свой покрой Сжимая обагренную десницу. Они «волчонки» у царя И, хищной злобою горя, По-волчьи ищут скрытые селенья, Бьют беспощадно христиан, На их крови свой ставят храм, «Зело гнусно» звучит в нем Богу пенье! Что натворил ты, «бедный царь»? По всей земле огонь и гарь, Палят костры антихристовы чада, Но свет Христов непобедим, Сияет он сквозь мрак и дым, Тот свет не одолеют силы ада.

Людмила: ВИДЕНИЕ. Спросили старицу одну, Как та отшельницею стала, Она же, глубоко вздохнув, Свою нам повесть рассказала: Была я с детства сиротой, И, как-то, в юности далекой, Запричитала над судьбой, Как жить мне бедной, одинокой. Отца я стала вспоминать, Был тих, смирен, но часто болен, Любил молиться и молчать, А если мог – работал в поле. В болезнях умер и трудах, И тут же буря налетела, Все почернело в небесах, Гроза неистово гремела. Шептали люди: «он злодей!» С большим трудом похоронили, Помин собрали в девять дней, И скоро все о нем забыли. – К чему мне, - думалось, - страдать, Скорбеть, не знать ни в чем отрады, Куда была умнее мать, Взяла от жизни все, что надо! Всегда здорова, весела, Себя в обиду не давала, А на язык остра была!.. На игры первая бежала. Вино пивала до пьяна, Тайком романы заводила, А как преставилась она, Играло солнышко, светило. - Да, буду жить я так, как мать, - Уже в себе я так решила, - Меж тем настало время спать И страшно вспомнить то, что было. Мне грозный видом муж предстал И все мои напомнил мысли: - Пойди, смотри! – так мне сказал И высоко с ним поднялись мы. Мы встали в Городе Святом Сиял он, золотом играя, И там я встретилась с отцом, В Стране Живых, в долинах Рая. - Живи, как я, - мне говорит, - И будет здесь тебе награда, - Так хорошо, но только миг, Спустились мы в заклепы ада. Везде зловоние и тьма, Бурля в котле, смола кипела, На самом дне томилась мать, Терзали змии ее тело. - Увы мне! – слышу из огня, - Здесь по делам терплю я муку, Но пожалей, спаси меня, Тебе я мать, подай мне руку! Я потянулась ей помочь, Но тут же пламя возметнулось, И, с криком отскочивши прочь, От жуткой боли я проснулась. Скрывать не стала, где была, И, взяв ярем Христов на плечи, От той поры сюда ушла И жду с отцом любимым встречи. Купцом на торге смотрит жизнь, И мудрым прикуп даст богатый: Открыты двери вверх и вниз, Во свете солнца до заката.

Людмила: ВОЗДАЯНИЕ. Объял сенатора недуг, Встречал он смерть, томясь жестоко, В кругу друзей своих и слуг, В дворце на ложе на высоком. Был так он важен и силен, В себе всецело был уверен. Но жизнь минула, словно сон, И в мир иной открылись двери. Ужасный взгляд ужасных лиц… Кричать: «на помощь!» – бесполезно, Возницы с черных колесниц Ворвались вдруг и тянут в бездну. - Возьмите все! - он завопил, Просил пощады, умоляя, Но демон в сердце поразил И душу взял к себе, терзая. Собрался чуть не весь народ, С покойным с почестью прощались, А ад кружил свой хоровод, Играли трубы и пищали. В то время странник умирал, Больной, бескровный и убогий, Он так беспомощно лежал, Один на городской дороге. Никто его не пожалел, Никто не дал воды напиться, Тому, кто в небо лишь смотрел, Парил по жизни Божьей птицей. И вот великий час настал, На путь к надмирному покою, И ангел странника воззвал: - Пришли мы ныне за тобою! Давыд-певец спустился вниз, Воспел он райские селенья, И все святые здесь сошлись, К себе манили сладким пеньем. Так, поднялись они легко, В святые вышние чертоги, Оставив землю далеко, Ее печали и тревоги. Кто нес в смирении свой крест, Тот примет вечную награду: Войдет под райский благовест В ворота Золотого града!

Людмила: ОТЦУ РОМАНУ ТОПОРКОВУ (ПРИСТАНЬ, 1945-55 гг.). Странник шествовал далекий, Проходил из веси в весь, Сам седой и одинокий, Он дарил Благую весть. То ли солнышко ласкалось, То ли дождик моросил, Людям нес он мир и радость, Не жалея слабых сил. Шел таежными тропами, Бескорыстный врач сердец, С тертым ранцем за плечами - Добрый пастырь и отец. В ту заклятую годину Час приспел лихим врагам: Дать вину для неповинных И бесчестить Божий храм. Но любил он путь свой крестный, Презирал навет и страх, Свет имел в очах небесный, Слово Божие в устах. Так на узы и страданья Шли надмирною стезей К высшей почести и званью Сыновья Руси Святой.

Людмила: О ЦЕРКОВНОЙ РЕФОРМЕ ХVII ВЕКА. Зажгли всю Русь и жаркий пламень Вздымаясь к небу, полыхал, Приспело время ко страданью, Гудел огонь, сердца пытал. - О, что с тобою, Русь Святая? Где благолепье дней былых? Как в кандалах, цепьми бряцая, Ты суд приемлешь от своих? - Что брат, видал моих рук дело? Хвалился гордо черный тать, - На небо Русь, вишь, захотела, Но знаю, как тут путь запять! Ей за алтарь поставлю сцену, А в фимиам подам табак, Повсюду будут перемены, Сам растолкую, что и как! Есть у меня дыба крутая, Сгною во рву, сожгу в огне, По ветру пепел разметаю, Сотру всех непокорных мне. Я расколол единство церкви, Сам Крест анафеме предал, Из уст былых единоверцев Я Русь Святую проклинал. Покрою быль своим я духом, Все покажу наоборот, Кто шел за истину на муку, Безумцем в мире прослывет… И стонет Русь – зияет рана, Промеж крутых двух берегов Поток бежит крови закланной, Из братьев сделавший врагов. Покайтесь, братья, вразумитесь, В плену вы вражьем и в сети. К истокам вашим обратитесь, Вернитесь, сбились вы с пути!..

Людмила: САМПСОН И ДАЛИДА. - В чем, Сампсон, твоя сила? Ты скажи мне, открой! – Вопрошала Далида На трапезе хмельной. - В чем, Сампсон, твоя сила? Ты скажи мне, скажи! – Хитро склабясь, молила, - Сам любовь докажи! И, помалу, сдавался Легендарный Сампсон, Любодейке вверялся, Уклоняясь на сон. А она ему льстила, Чтобы тайну пытать, Душу в сети ловила, В сердце вкралась, как тать. И, с коварством бесстыжим, В дом впустила врагов, А Сампсон был острижен И к борьбе не готов. Пробудился средь ночи, Был разбит и смущен, Потерял свои очи Ослабевший Сампсон. Полным подлого смеха Стал предательский дом И на злую потеху Шел Сампсон со стыдом. Но не дрогнул, как пленник, И не сдался душой, Не вставал на колени, А готовился в бой. Ждал он часа для мести И, исполнившись сил, Пал в бою в первой чести, Тьмы врагов сокрушил.

Людмила: ХРИСТОС И БЛУДНИЦА. Смиренно приступила Блудница ко Христу, Сама себя казнила За блуд, нечистоту. И ноги целовала Спасителю с мольбой, Слезами умывала, Как теплою водой. Так каялась пред всеми В своих она грехах, Склонившись на колени, Забывши стыд и страх. И миро дорогое К Исусу принесла, Трепещущей рукою На голову лила. Но ученик-предатель Здесь цену сосчитал, Скорбел он о растрате, Ей руку задержал. Сказал он: это миро Нам следует продать! - И женщину корил он, А сам был хитрый тать. Ответил тут Спаситель: - Угодно дело Мне! И честь все сотворите Усердной сей жене. Мне Тело к погребенью Готовила в сей час: На крест и на мученье Иду теперь от вас… Свершилось веры чудо К спасению жены, Но шел в свой путь Иуда От горней стороны.

Людмила: СУД ПИЛАТА. Встал Пилат пред толпой: Бледен был он, и руки дрожали: Не хотел быть судьей Для Судьи из заоблачной дали! Повторял свой вопрос, И глядел в исступленные лица: Им не нужен Христос, Все просили, чтоб вышел убийца. И сказал тут Пилат: - Дело ваше ко мне очень спорно, Чем Он вам виноват, От чего так вы злы и упорны? Но кричал весь народ, Торопя, кровожадно расправу: - Пусть умрет Он, умрет! Отпусти нам на праздник Варавву! Умывал пред толпой Хитроумный Пилат свои руки: Шел убийца домой, А Безгрешный – на крестные муки! И безумный народ Тьмою скрыла безумная злоба… …И встречали восход Мироносицы в Пасху у Гроба.

Людмила: РОЖЕСТВО. Пастыри той ночью Сели у костра, Не смыкали очи Даже до утра. Рассуждали вместе Что-то меж собой И предстал им вестник Светлый и святой: - Не пугайтесь, люди, С радостью для вас, Рассказать о чуде, Я пришел в сей час. В эту ночь родился Всех Господь и Бог, Он с небес спустился И в вертепе лег. Поспешите сами Вы к Нему скорей, Здесь Он, рядом с вами, С Матерью Своей. В пеленах Он белых, Как Младенец, спит, И Святая Дева Сон Его хранит. Дева Та – Царица, Бога родила, Вниз Ему спуститься К людям помогла. Так свершился тайный И святой завет: Агнец для закланья В мир принес Свой Свет. Он открыл дорогу Людям к небесам, Чтоб Адам стал Богом, Плотью стал Он Сам. И к Младенцу-Богу Пастыри пошли, В хижине убогой Всех Царя нашли. Но была богатой Эта нищета: Стал вертеп палатой Райской для Христа. Пел Ему небесный Ангельский собор, Свет звезды чудесной Озарял простор.

Людмила: РОЖЕСТВО. Светит свет глубокой ночью: Это ангелы поют, Деве Чистой, Непорочной, Честь и славу воздают. Говорят они о чуде, Что, Девицею рожден, Царь небес спустился к людям: Поспешите на поклон! Всемогущий Бог, Предвечный, Тот, чей дом на облаках, Стал Младенцем и беспечно Спит у Девы на руках. Тот, Кто ведает все тайны, Правит небом и землей, Взял начало Безначальный, Чтоб позвать нас за Собой. Царь и Бог, Творец Вселенной, Здесь явился в нищете, Тихий, кроткий и смиренный, Чтоб вести нас к высоте. Чтоб спасти Свое созданье, Чтоб погибшего взыскать, Чтоб избавить от страданья, К нам пришел Он пострадать. И, едиными устами, Хор небесный и земной, Песнь поет в вертепе-храме, Светит свет во тьме ночной.

Людмила: Царица Пресвятая, Архангелов краса, В дорогу призывает, С земли на небеса. И милостивым оком Глядит Она на нас, Как в мире в сем жестоком Страдаем мы подчас. Когда чернее ночи Все кажется вокруг, Закроют слезы очи И не утешит друг. Не скажет тебе слова Сердечного в любви, Тогда ты с верой снова Царицу призови. Встань на молитву в полночь, Всю душу Ей открой: Она придет на помощь И даст тебе покой. Пусть горе твое горько, Пусть злобствуют враги, А ты кричи лишь только: - Царице, помоги! И Дивная Царица Уймет твою грозу, Подаст с небес десницу И ототрет слезу. Своим святым омфором Покроет от всех бед, И радостно, и скоро, Увидишь Вышний Свет!

Людмила: СВ. БЛ. АНДРЕЮ ЦАРЕГРАДСКОМУ. Господином любим Был в работниках отрок умелый: Дело спорилось с ним, И, как мастер, он знал свое дело. Но в молитве ночной Он увидел святое виденье, И красы неземной Посетил Вечной жизни селенья. Там предстал пред Царем Во дворце из чистейшего злата. Вся играла огнем Самоцветных алмазов палата. Царь его повстречал И венец возложил драгоценный, - Послужи Мне,- сказал, - И войдешь ты в Мой город священный! Говорил Царь: - Андрей! Дам вкусить тебе трапезы свыше, И забудешь теперь То, что раньше ты видел и слышал, Я – тебе Господин! Куплен здесь ты великой ценою, Будь Мне верен как сын, Поспеши и последуй за Мною! - Ни о чем не жалей, Крест неси Мой и горький и сладкий… - Все оставил Андрей И пошел в новый путь без оглядки. Светлым солнца лучом Та прямая спустилась дорога: Скорби в мире земном И небесная радость от Бога. Так он в людях ходил, Как безумный юродивый нищий. Сам от глада без сил, Наслаждался бессмертною пищей. И босой, и нагой, На снегу он лежал, замерзая, А Архангел святой Пел псалмы ему сладкого Рая. Страшен был для бесов, Не страшась, обличал лиходея. Не жалел терпких слов, В службе горькой себя не жалея. Говорил он: Люта! Нам зима этой жизни суровой, Но открыты врата: Пасха Красная в небе готова! _ _ _ _ _ Не бояться пути, Чтобы горькое сделалось сладким… Все идти и идти За Христом до конца без оглядки! И Царица небес От чужого покроет навета, Темный жизненный лес Озарит с высоты Матерь Света.

Людмила: НА ПОГИБЕЛЬ ДРЕВНЕЙ ИУДЕИ. Открывалась Горняя страна, Иордана вспять пошла волна И кружился Голубь Золотой У Христа Исуса над главой. Начинался новый мир чудес, Вниз спустилась лестница с небес, И ходили ангелы по ней – Солнца они светлого светлей. Стала на пиру вода вином – Даром благодатным в брачный дом, Как вино пленили ум слова… Шла и шла по всей земле молва! Встал с одра расслабленный больной, Возвращался сам к себе домой, В путь спешил хромой от давних лет, А слепой глядел и видел на свет. Чудом напитал людей Христос, И смутил всех книжников вопрос: - Человек Тот будет Кто такой? Род Его незнатный и простой! Книгам не ученый, не мудрец, Как глядеть Он может вглубь сердец? То дано Единому Ему, В тайне непостижимой уму! Кто Ему дал силу для чудес? Верно, здесь помощник – древний бес, Не хранит Он праздничных суббот… Он не Тот, пришел теперь, не Тот! Дрогнул древний ад, затрепетал, Как из гроба Лазарь мертвый встал. И созвали книжники собор, Чтоб назначить суд и приговор. Говорили: Что мы сотворим? Люди все спешат идти за Ним, И своим зовут Его Царем, Сможем ли мы дать ответ том: Римляне услышат и придут, Город наш ограбят и сожгут, Говорили: Пусть Один умрет, Чтобы спокойно жил теперь народ!.. … Шел на Иудею грозный Рим, Взвился к небу черный, горький дым И горел, как факел, старый храм: Вышний суд свершился по делам. Заступал с победой гордый Тит, Чтобы Иудеям отмстить, И казнить с позором на крестах Тех, кто предал Господа Христа.



полная версия страницы