Форум » Женский раздел » Мне очень нравится сочетание природы и зодчества Древней Руси. » Ответить

Мне очень нравится сочетание природы и зодчества Древней Руси.

Агния:

Ответов - 185, стр: 1 2 3 4 5 All

Агния:

Агния: Сторона моя родная, любимая! Сердцу милая и Богом хранимая, Ты светла, моя Земля, ненаглядная, Что невеста молодая, нарядная. Выходила Ты одна в чисто полюшко Заклинала свою горькую долюшку, Говорила ты стихами-былинами, Ворожила словесами старинными, Заклинала ты молитвой горячею, Чтоб слепые просыпалися зрячими, Чтоб убогие вставали здоровыми, Чтобы трусы становились героями. Сторона моя родная, прекрасная! Ночь твоя сверкает звездами ясными, Ты омыта родниками хрустальными, Опоясана дорожками дальними, Плат твой небом голубым простирается, Косы ветром удалым развиваются, Сарафан цветами вышит да травами. Ты идешь березняками, дубравами, Песню долгую поешь, величальную, Только очи васильково-печальные, Словно озеро, прозрачные, чистые, Словно солнышко лесное, лучистые, Теплотою неизбывною, вечною Обласкают они каждого встречного: И бродягу, бедняка горемычного, И разбойника, к острогу привычного, И солдата, и вдову неутешную, И для всякого - святого ли, грешного, Для язычника и для православного, Для царя и для холопа бесправного, Ты для всех своих сынов Мать родимая, Богом данная и непобедимая! Гой же, Русь, моя родная сторонушка - Не угаснет над тобой красно солнышко, Позабудь свою печаль, хватит каяться - Сам господь Тебе с небес улыбается! Ноябрь 2005

Агния: «Как шел старец по дорожке, Черноризец по широкой; Идучи он слезно плачет, Во слезах пути не видит, В рыданьях слово не молвит. Как навстречу ему идет Сам Христос, Царь небесный. Как возговорит Христос старцу, Сам Господь Бог, Царь Небесный: „Ох ты гой еси, старец черноризец, Ты о чем, старец, слезно плачешь, Ты о чем, черноризец, возрыдаешь?“ Отвечал Господу старец, Отвечал царю небесному черноризец: „Ох ты гой еси Христос, царь небесный Как мне, Господь, не плакать, Как, Владыко, не рыдати, Потерял я злату книгу, Потопил ключ церковный в море“. Отвечает Христос старцу, Царь небесный, черноризцу: „Не плачь, старец, не плачь, черноризец! Я сыщу тебе злату книгу, Ключ церковный из моря выну. Ты поди, старец, в пустыню, Ты спасай там свою душу“. Как возговорит ему старец со слезами: „Ох ты гой еси, батюшка Христос, царь небесный: Ты поставь-ка мне <в> пустыне келью, Где бы люди не ходили, Одне бы пташки пролетали, Меня бы старца потешали, Ото сна бы пробуждали; Ото сна бы я пробудился, На правило становился“. Как возговорит Христос, царь небесный: „О вы люди, рабы мои Христовы, Православные христиане, Не забыв Бога, живите, Не буянно поступайте, Не речисто говорите. Народился дух нечистый, Дух нечистый, злой антихрист, И пустил он свою прелесть По городам и по селам Моих людей изгоняет, В свою веру принуждает, В свою церковь ходить заставляет, Своих попов поставляет, Своих судей посылает, Свои письма рассылает По селам и по деревням, По прекрасным по пустыням. Не сдавайтесь вы, мои светы, Тому змию седмиглаву, Вы бегите в горы, вертепы, Вы поставьте там костры большие. Положите в них серы горючей. Свои телеса вы сожгите. Пострадайте за меня, мои светы, За мою веру Христову: Я за то вам, мои светы, Отворю райския светлицы, И поведу по царство небесно, И сам буду с вами жить вековечно“».

Агния: Святая Русь * Россия, Русь, Храни себя, храни! Н.Рубцов Святая Русь! Стоишь Ты на Земле Как неприступный благодатный Храм Что солнцем ясным светится во мгле, Открытый горним праведным мирам. Твоя душа - малиновый закат И бирюзово-радужный восход, Целебных трав пьянящий аромат, И солнца луч над гладью тихих вод, Твои глаза - озера синих волн, Что с тихой лаской омывают брег. Твои слова - небесный звучный горн: В нем ветра легкий, невесомый бег, И шелестанье царственных лесов В гудящих волнах изумрудных крон, Многоголосье птичьих голосов, И благовестный колокольный звон. А Твой Народ, умытый солью слез, С открытой миру детскою душой, Под светом ярких негасимых звезд Идет дорогой - светлой и большой, Идет дорогой Скорби и Любви Сквозь гром войны, страдание и стон, И тянет руки робкие свои К сиянью древних сказочных икон. С небес взирают пращуры на нас, Лихие вои, славные князья - Они всегда приходят в страшный час Когда без Веры выстоять нельзя. Святая Русь! Ты держишь этот бой На протяженье тысячи веков, И как рассвет, сияет над тобой Пречистой Богородицы Покров. Ты - белый Храм, звенящий в тишине Биеньем русских преданных сердец, Тебе сиять в бездонной вышине Послал Спаситель царственный Венец! 6 марта 2007 года

Агния: ВЗЯТИЕ КАЗАНИ Вы послушайте, ребята, послушайте, господа, Что мы, стары старики, будем сказывати Про того царя Ивана, про Васильевича. Как и наш государь под Казань он подступал, Под тое ли крепку стену белокаменную. Переправу он держал через мать Волгу-реку. Закатили канонеры сорок бочек дубовых Как со лютым со зельем, свинцом-порохом. Закативши, канонеры зажигали там свечи, А зажомши свечи, от города отошли, От города отступали во зеленые луга. По лужкам-то государь-царь разгуливает, На тое ли крепку стенушку поглядывает. А татарушки по стенушке похаживают, Царя Грозного они подразнивают: «Еще вот те, государь, наш Казань-городок, Не видать тебе Казани, как ушей на голове». Как и наш-то государь рассерчается, Он старшому канонеру хочет голову срубить. А старшой-то канонер поумнее всех, Был поумнее, пославнее, почестливее: «Погоди нас, государь, казнить-вешати, А позволь-ка, государь, слово молвити, Словечушко молвити, речь возговорити. Под землей-то свечи хоть и ясно горят, Хоть и ясно горят – долго теплятся, На ветру-то свечи хоть не ясно горят – скоро теплятся». Не успел наш канонер слово молвити, Словечушко молвити, речь возговорити, Как взорвало стену белокаменную. Как и начало татарушек со стенушек побрасывати, Куда руку, куда ногу, куда туловища. А буйную голову – в луговую сторону. Как и наш-то государь-царь возрадовался, Он старшим канонером восхваляется: «Еще чем вас, канонеры, дарить-жаловати? Белокаменной Москвой иль златой своей казной?» - «Нам не надо, государь, белокаменной Москвы, Белокаменной Москвы, золотой твоей казны. Только дай нам, государь, нам Яик-реку, На Яике будем жить, будем оберег держать, Будем оберег держать, всю Русию сберегать».

Агния: Как в городе, во Иеросалиме, При царе было, при Феодоре, При царице было, при Софее, Породила она Феодору три дочери, Еще четвертого Егория Харобраго. Выходит из той земли, из жидовские, Жидовские, басурманские, Царища Мартемьянища. Полонил он у Феодора три дочери, Еще четвертого Егория Харобраго. Злодей-царища Мартемьянища Святому Егорию глаголует: -Ох ты гой еси, Егорий Харабрый свети! Ты не веруй самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному; А ты веруй сатане врагу со диаволом». Святой Егорий глаголует: «Я не верую сатане-врагу, Сатане-врагу со диаволом; А я верую самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному!» Злодей царица Мартемьянища На святого Егория осержается, На святое тело опаляется, На святое тело на Егорьево: Повелел Егория в топоры рубить. Не добре Егория топоры берут, У топоров лезвея посломалися От святого тела Егорева. Злодей-царища Мартемьянища Святому Егорию глаголует: «Ох, ты гой еси, Егорий Харабрый свет! Ты не веруй самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному; А ты веруй сатане-врагу, Сатане-врагу со диаволом». Святой Егорий глаголует: «Я не верую сатане-врагу, Сатане-врагу со диаволом; А я верую самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному!» Злодей-царища Мартемьянища На святого Егория осержается, На святое тело опаляется, На святое тело на Егорьево: Повелел Егория во смоле варить. Не добре Егория смола берет, И поверх смолы Егорий плавает, Сам стихи поет херувимские, Он гласы гласит все евангельские. Злодей-царища Мартемьянища На святого Егория осержается, На святое тело опаляется, На святое тело на Егорьево: Повелел Егория во пилы пилить. Не добре Егория пилы берут, У пил зубья поломалися От святого тела от Егорьева. Злодей-царища Мартемьянища На святого Егория осержается, На святое тело опаляется, На святое тело на Егорьево: Повелел Егорию сапоги ковать железные, Становить на плиты на чугунныя, на каленыя. Не добре Егория сапоги берут, В сапогах стоит — Сам стихи поет херувимские, А гласы гласит все евангельские. Злодей-царища Мартемьянища Святому Егорию глаголует: «Ох ты гой еси, Егорий Харабрый свет! Ты не веруй самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному; А ты веруй сатане-врагу, Сатане врагу со диаволом». Святой Егорий глаголует: «Я не верую сатане-врагу со диаволом, А я верую самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному!» Злодей-царища Мартемьянища На святого Егория осержается, На святое тело опаляется, На святое тело на Егорьево: Повелел Егорию погреба копать, Погреба копать ему глубокие — Длины погреб сорок сажень, Ширины погреб тридцать сажень, Глубины погреб двадцать сажень; Садил Егория во глубокий погреб, А сам собака приговаривает: «Не бывать Егорию на святой Руси, Не видать Егорию солнца «фасного, Не слыхать Егорию будет звону колокольного, Не слыхать Егорию будет четья, петья* церковного!» Защитил он щитом дубовым. Задвигал он досками чугунными, Засыпал он песками рудожолтыми. Как по Божиему повелению, по Егорьеву умолению, Подымалися ветры буйные со святой Руси, Со святой Руси — погода и со вихорем; Разносили пески рудожелтые, Раздвигали доски чугунные, Разметали щиты все дубовые, Выходит Егорий на святую Русь. Идет во свой во Иеросалим-град. Иеросалим-град — он пусть стоит; Одни церкви!.. И стоит одна Церковь Божия соборная, богомольная: Во той во церкви его матушка, Святая Софея премудрая, На святые иконы Богу молится; Молитва ее к Богу доносится. Увидела она Егория Хараброго, Называла милым чадом, А сама говорит таково слово: «Ох ты, гой еси, Егорий Харабрый свет! Ты бери себе коня сивого Со двенадцати цепей железныих, Поезжай ты во чисто поле». Святой Егорий поезжаючи, Святую веру утвержаючи, Еще Егорий наезжаючи На те леса на дремучие,— Древо с древом совивалося, К сырой земли(е) приклонялося. Не добре Егорию льзя проехати, Святой Егорий глаголует: «Ох вы гой еси, леса темные, Леса темные и дремучие! Разойдитеся леса по всей земли, Вы не веруйте сатане-врагу, Сатане-врагу со диаволом: А вы веруйте самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному». Разошлися леса по всей земли. И еще Егорий поезжаючи, Святую веру утвержаючи, И еще Егорий наезжаючи На те горы на высокие, на толкучие,— Гора с горою сойдется, не разойдется. Не добре Егорию льзя проехати, Святой Егорий глоголует: «Ох, вы гой еси, горы толкучие! Разойдитеся горы по всей земли, Вы не веруйте сатане-врагу, Сатане врагу со Диаволом; Уж вы веруйте самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному». Разошлися горы по всей земли. И еще Егорий поезжаючи, Святую веру утвержаючи, И еще Егорий наезжаючи На то стадо на звериное, на змеиное; Не добре Егорию льзя проехати, Святой Егорий глаголует: «Ох, вы гой еси, звери свирепые! Разойдитеся звери по всей земли, Вы не веруйте сатане-врагу, Сатане-врагу со диаволом; А вы веруйте самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному». Разошлися звери по всей земли. И еще Егорий поезжаючи, Святую веру утвержаючи, И еще Егорий наезжаючи На то стадо на змеиное, На змеиное, на звериное,— Пасут то стадо три пастыря, Три милые сестры. Не добре Егорию льзя проехати; Святой Егорий Хорабрый свет — Слезает он со бела осла (коня?), Берет он свое (с)кипетро вострое*, И побил он все стадо змеиное. Все змеиное, все звериное; А сам говорит таково слово: «Ох вы гой еси, три пастыря. Три милые сестры! Вы подите во свой во Иеросалим-град И купайтеся во Иордане-реке; Набралися все вы духа нечистого, Духа нечистого, босурманского». И еще Егорий поезжаючи, Святую веру утвержаючи, И еще Егорий наезжаючи На те ворота кесарийские, иеросалимские,- На воротах сидит Острафил-птица, Во когтях держит осетра-рыбу. За этим стихом в подлинном списке следуют еще два: Строгал он во стружачи, во мелкие, Обратилися стружачи — калены стрелы. Не добре Егорию льзя проехати. Святой Егорий глаголует: «Ох ты гой оси, матушка Острафил-птица! Ты не веруй сатане-врагу, Сатане-врагу со диаволом; А ты веруй самому Христу, Самому Христу, Царю Небесному. Полети ж ты, птица, на сини моря, Пей и ешь повеленное, Повеленное, благословенное, И детей води на синем море». И еще Егорий поезжаючи, Святую веру утвержаючи, И еще Егорий наезжаючи На того злодея-царища Мартемьянища; Увидел он собака Егория Хараброго, Закричал он собака по звериному, Засвистал он собака по змеиному. Святой Егорий Харабрый свет — Слезает он со бела осла, Берет он свою палицу железную, Поразил он тута царища Мартемьянища. Потопила Егория кровь жидовская, Кровь жидовская, босурманская; По колена во крове(и) стоит — Святый Егорий глаголует: «Ох ты гой еси, матушка сыра земля! Приими в себя кровь жидовскую, Кровь жидовскую, босурманскую» Раступилася матушка сыра земля На две стороны, на четыре четверти, Пожрала в себя кровь жидовскую, Кровь жидовскую, босурманскую. Живучи Егорий мучился на вольном свете, От грехов своих очистился. Богу нашему слава ныне и присно и вОвеки веком. Аминь.

Агния: Знай, мой друг, вражде и дружбе цену И судом поспешным не греши. Гнев на друга может быть мгновенный, Изливать покуда не спеши. Может, друг твой сам поторопился И тебя обидел невзначай. Провинился друг и повинился - Ты ему греха не поминай. Люди, мы стареем и ветшаем, И с теченьем наших лет и дней Легче мы своих друзей теряем, Обретаем их куда трудней. Если верный конь, поранив ногу, Вдруг споткнулся, а потом опять, Не вини его - вини дорогу И коня не торопись менять. Люди, я прошу вас, ради Бога, Не стесняйтесь доброты своей. На земле друзей не так уж много: Опасайтесь потерять друзей. Я иных придерживался правил, В слабости усматривая зло. Скольких в жизни я друзей оставил, Сколько от меня друзей ушло. После было всякого немало. И, бывало, на путях крутых Как я каялся, как не хватало Мне друзей потерянных моих! И теперь я всех вас видеть жажду, Некогда любившие меня, Мною не прощённые однажды Или не простившие меня. Р.Гамзатов. Пер. Н.Гребнёва

mihail: с. Улейма, Ярославской обл.,Углический р-н Август 2010г. самая жара,потихоньку природа начинает угасать.

mihail: июль 2010г. Ростов-Великий, Кремль,природа и я как часть природы

Агния: «Не только к Богу» Спаси нас, Боже,от ненастья, Спаси от смерча и пурги, Спаси от краденого счастья И от несчастья сбереги. Спаси от хилого здоровья, Спаси от силушки дурной, Спаси от гадкого злословья — Не наяву, а за спиной! От нищеты спаси духовной, Спаси от зависти глухой, Спаси от алчности греховной И от компании блатной . Спаси от временного друга, Спаси от дружбы по нужде, Спаси от замкнутого круга, От умиленья во вражде! Спаси от труса в лихолетье, Спаси от мелочных забот, Спаси от войн на белом свете И распрям всем закончи счет! Спаси от глупости и лени, Спаси от пьянства напролёт, Спаси от рабства на коленях, Спаси меня и мой народ! Спаси от жадности безмерной, Спаси от черствости людской, Спаси от власти непомерной И от привычки воровской! Спаси во всём! Спаси нас, Боже! Спаси на целый грешный век! И не забудь спросить нас тоже: «Чего ты стоишь,ЧЕЛОВЕК?!»

Агния:

Агния:

Агния:

Агния: [

Агния: Два брата Лазаря Живал себе славен на вольном свету, Пивал-едал сладко, носил хорошо, Дорогие одежды богат надевал, Про милость про Божию богат не давал. А был у богатого убогий Лазарь, Он скорбен, болезнен, он весь во гною. Восползет убогий к богатому на двор, Воскрикнет убогий громким голосом: «Милостивый братец, богатый Лазарь? Ты выслушай, братец, прошенье мое, Сотвори мне, братец, милостыню, Про милость про Божью напой, накорми; Не я тебе, братец, за то заплачу,— Заплатит богатому Господь с небеси». Как слышал богатый в своем терему, Выходил богатый на красно крыльцо, За ним выходили все рабы его, За ним выносили все мед и вино. То чаял богатый гостей к себе в дом, Чаял: «Мои гостики возлюбленные». А ижно убогий стоял у крыльца. Как крикнул богатый громче того: «Ах ты, смердин, смердин, смердящий ты сын Да как же ты смеешь к окну подходить? Да как же ты смеешь братом называть? У меня брата Лазаря в роду не было, Такой хворобы слыхом не слыхал. Есть у меня братия получше тебя, У кого много злата, больше серебра, Те — и моя братия возлюбленная. А вон твои братья — два лютые пса, Теи твои братия получше меня». Речет же убогий брату своему: «Милостивый братец, богатый Лазарь! Напрасно, мой братец, отперся меня, Напрасно, родимый, от рода своего; Одна нас с тобой матушка на свет родила, Один-то нас батюшка вспоил-воскормил, Неровною долей Господь наделил: Тебя наделил все богачеством, Меня наделил все убожеством. Спохватишься, братец, да не вовремя, Вспокаешься, родимый мой,—возврату не быть», «Да чем же, убогий, ты стал мне грозить, А я не боюся ничем ничего, А я не блюдуся никем никого. Беда ко мне придет — казной откуплюсь, От вора, разбойника ружьем отобьюсь, От нищей от братии ворота запру. Подите, рабы мои, спихните с двора, Спустите, рабы мои, два лютые пса, Пускай его псы те терзают всего». Не стали же псы его ни рвать, ни терзать, Понюхали псы его, сами прочь пошли. Святым Духом Лазарь, он сыт пребывал, Святым Духом Лазарь ничем невредим. Как начал убогий молитву творить, Как начал убогий Христа величать: «Господи, Владыко, Спас милостивый! Выслушай ты, Господи, молитву мою, Все молитву мою неправедную. Сошли мне, Владыко, грозных ангелей По мою по душеньку, по Лазареву. Как я жил, убогий, на вольном свету, То-то моя душенька намучилася: И голода, и холода, всего приняла, Всякой она скверности навидалася, Создай мне, Владыко, горчее того!» И сам Господь выслушал молитву его Молитву его все праведную; Ссылает Бог святых ангелей Тихих и смирных, двух милостивых. Как святые ангели солетывали, Вынимали душеньку все Лазареву Честно и хвально в сахарны уста, Посадили душеньку-то на пелену, Понесли они душеньку-то на небеса, Отдали душеньку к Абрамию в рай. Будет у богатого почетный пир Про свою про братию возлюбленную. Выходил богатый в зелен сад гулять. Не успел богатый двора перейти, Не успел богатый в саду погулять, Не успел богатый чары выкушать, Придет на богатого люта хворьба, Вся Божия немочь уродливая: Подымет богатого вельми высоко, Ударит богатого о сыру землю. Отбило у богатого ум и разум: Не вспомнит богатый жития своего. Не узрел богатый жены и детей. Как видит богатый беду над собой, Взирает богатый-то на небеса. Как начал богатый молитву творить, Как начал богатый Христа величать: «Господи, Владыко, Спас милостивый! Выслушай ты, Господи, молитву мою, Создай ты мне, Господи, святых ангелей, Тихих и смирных, двух милостивых. Как я жил, богатый, на вольном свету, Много имел злата, больше серебра, А больше того было цветного платья. Создай мне, Владыко, получше того». А сам Господь выслушал молитву его, Молитву его неправедную. Ссылает Господь Бог грозных ангелей, Грозных и страшных, немилостивых. Как грозные ангели солетывали, Они грудь у богатого разламывали, Скипетром душеньку вынимывали, Вынули душеньку в кровавы уста, Посадили душеньку на востро копье, Понесли они душеньку крутя и вертя, Вкинули душеньку в кипимый огонь. Молился богатый день до вечера, Не взможет богатый муки стерпеть, Взирает богатый из муки на рай. . Как видит богатый Абрама в раю, А возле Абрамия брата Лазаря. Воскликнул богатый громким голосом: «Милостивый братец, убогий Лазарь! Выступи, братец, из раю ты вон, Ты поди, родимый мой, на сине море, Помокни ты, братец, мизинный свой перст, Покропи мне, братец, кровавы уста. Не дай, сударь братец, в огне исгореть, Не дай мне, родимый мой, в смоле искипеть». Речет же убогий брату своему: «Милостивый братец, богатый Лазарь, А теперь нам, братец, не своя воля, Как мы жили-были на вольном свету. Чем же погасишь кипимый огонь? Где же твое, братец, злато, серебро?» «Милостивый братец, убогий Лазарь! Злато мое, серебро землей пожрало, Все мое имение прахом взялось, Все мои товарищи разъехалися, Все друзья-приятели отрекалися, Рабы мои верные разно все пошли, Остался я, братец, один во грехах». «Милостивый братец, богатый Лазарь! Помнишь ли ты, братец, помятуешь ли, Как мы жили-были на вольном свету? Ты нищую братию на двор не впущал, Ты босого, нагого не обул, не одел, От темной от ноченьки ты не укрывал, С широка подворья ты не провожал, Пути и дороги ты не указал, Вдовиц и сирот ты не сберегал, В тюрьму, в богадельню ты не подавал, До Божией церкви ты не доходил, Отца-то духовного ты не почитал, Меня, брата Лазаря, братом не звал, Меня, брата Лазаря, в роду не имел». «Милостивый братец, убогий Лазарь! Чего ты мне, братец, давно не сказал Про муку про злую, превечную? Кабы знал я, ведал, не то бы творил, Я б нищую братию поил и кормил, Босого и нагого обул бы, одел, От темной от ночи всегда б укрывал, С широка подворья всегда б провожал, Путь бы я, дорогу всеё б указал. Вдовиц бы, сирот я в дому сберегал, В тюрьму, в богадельню всегда в подавал, До Божией церкви всегда б доходил, Отца бы духовного всегда уважал, Тебя, брата Лазаря, братцем называл, Тебя, брата Лазаря, в роду бы имел, «Имел тебя, братец, как душу свою, Как бы свою душеньку во белом теле». Спохватился Лазарь, да не вовремя, Вскаялся богатый,— возврату не быть. Как с небес ангели солетывали, Они на землю ликовали, Убогому Лазарю славу поют.

Агния:

Агния: СТРАШНЫЙ СУД «Ох ты, Матушка Владычица, Дева Мария, Богородица! Ты велишь нам, Матушка, в рай взойти, Нам в рай взойти, во царство небесное?» Речет им Матушка Владычица Своим громким голосом: «Подите вы, души праведные, Подите вы, души спасенные! У меня про вас растворенный рай стоит, У меня про вас распечатанный рай стоит, Изготовлены у меня про вас ризы неизносимые. Буде мало вам покажется, Возложу я на вас золотые венцы; Буде мало вам покажется, Поставлю я вам в раю престол; Буде мало вам покажется, Уж я дам вам в раю свою волю. Уж вы жили-были на вольном свете,— Вы охочи были ходить в Божии церкви, Вы охочи были Богу молитися, Вы заутрени не просыпывали, Обедни в обедах не прообедывали, Вы вечерни на улицах не проигрывали, Вы на исповедь к отцам духовным хаживали, Вы грехов своих не утаивали, Святых Тайн вы приимывали». Восплакнут же души грешные: «Ох ты, Матушка Владычица, Дева Мария, Богородица! Не можно ли нас простить, грешных?» Речет им Владычица, Дева Мария, Богородица: «Отойдите от меня прочь, души грешные, Души грешные, проклятые, Проклятые, беззаконные! Уж вы жили-были на вольном свете,— Вы не охочи были ходить в Божии церкви, Вы ие охочи были Богу молитися, Вы заутрени, грешные, просыпывали, Вы обедни в обедах прообедывали, Вы вечерни на улицах проигрывали, Вы охочи были на улицу ходить, Вы охочи были скакать-плясать; Вы к отцам духовным на исповедь не хаживали, Вы грехов своих не объявливали. Прогоняю я вас, проклятых, За три горы за Сионские: Там огни горят негасимые; Пропущу я вас сквозь матушки сырой земли, Засыплю я вас матушкой-землей, Закладу я вас камнями горючими, Завалю я вас плитами железными, Чтобы крику и зыку от вас не слышати.

Агния:

о.Ал-др Панкратов: Пожелание: если уж упомянули природу, то пусть на снимках зде её будет побольше. И неплохо бы подписывать изображения: не все были везде и знают, что на фото. Великий Новгород, вид с Софийской стороны на Торговую через р. Волхов:

Агния: о.Ал-др Панкратов пишет: Пожелание: если уж упомянули природу, то пусть на снимках её будет побольше. Это да, и пусть будет поменьше современности. Пусть в этой ветке не будет споров и обсуждений , не будет тех фотографий ,где в глаза бросается новодельная реставрация , ужасные оцинкованные крыши , туристы, машины и прочее.Просто тихая старина, на столько на сколько ето возможно. о.Ал-др Панкратов пишет: И неплохо бы подписывать изображения: не все были везде и знают, что это. Пожалуйста нет (в случае если объект находится в пользовании еретиков, но и не только поетому. Просто чтобы полюбоваться не отвлекаясь) . Я не Тому молюсь, Кого едва дерзает Назвать душа моя, смущаясь и дивясь, И перед Кем мой ум бессильно замолкает, В безумной гордости постичь Его стремясь; Я не Тому молюсь, пред чьими алтарями Народ, простертый ниц, в смирении лежит, И льется фимиам душистыми волнами, И зыблются огни, и пение звучит; Я не Тому молюсь, Кто окружен толпами Священным трепетом исполненных духов, И чей незримый трон за яркими звездами Царит над безднами разбросанных миров,- Нет, перед Ним я нем!.. Глубокое сознанье Моей ничтожности смыкает мне уста, - Меня влечет к себе иное обаянье, - Не власти царственной, - но пытки и креста. Мой Бог - Бог страждущих, Бог, обагренный кровью Бог - человек и брат с небесною душой,- И пред страданием и чистою любовью Склоняюсь я с моей горячею мольбой!

Агния: Богатырская. Во поле широкое, во поле росистое Выйду на рассвете я, в пояс поклонюсь, Как мила мне Русь моя - Родина лучистая, На красу гляжу ее - все не нагляжусь! Нивы колосистые, словно косы пышные, Солнышко весеннее нежно золотит, Русь, в леса одетая, будто в платье вышитом, Синими озерами на меня глядит. На колени опущусь пред Землей родимою Сердцем к сердцу припаду до утренней зари - Не печалься, не грусти, Родина любимая - Не перевелись еще твои богатыри. Оседлаю я коня - друга белогривого, Да из ножен золотых достану острый меч, И пойду я, молодец, поборюся с кривдою, Родился богатырем, так мне тебя беречь! Песня журавлиная, звоны колокольные, Кружевная - белая у березок стать. Русь моя великая! Русь моя престольная! За тебя я с радостью жизнь готов отдать! За леса зеленые, за дороги дальние, Да за счастье светлое голову сложу. Оттого, что русский я, верно и отчаянно И мечом, и песнею Родине служу! 15 июля 2004 года

Агния: Александр Невский Сашке * Солнца светом озаренный, К Богу тихо обратясь, О Руси Святой, Соборной Благоверный молит князь. Мысль его летит высоко, Очи подняты горе, И печать святого Рока Отразилась на челе. Древнерусской светлой крови В нем пучина воскипит, И божественной любовью Сердце княжево горит, О Руси Святой он молит, О победе над врагом, Да чтоб вольной была воля, Чтоб был крепким Русский Дом. Чтоб далекие потомки Были мужеством полны - Молит, верою исполнен, Солнце Русской стороны. Ты - потомок Александра, И иных богатырей - Будь же сильным, добрым, славным Сыном Родины своей! Суждено тебе отныне Русский крест и меч носить, И над Родиной Русией Солнцем благостным светить! Лето 2004

Агния: КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЬ Солнышко заходит и темнеет день, От горы упала на селенье тень. Лишь церковный купол золотом горит, Маленькая церква, под горой стоит . Колокол к вечерне христиан зовет, Завтра воскресенье отдых от забот. И услышав в поле звон колоколов, Селянин к селенью уж погнал волов. А в селеньи церква вся полна людей, И горят огнями множество свещей. Свещи восковые ярче звезд горят, И молитву люди в простоте творят. А в опрятной хате молодая мать Сына утешая стала припевать: Спи сынок, а завтра в церкву мы пойдем, Свещи и молитву Богу принесем. Бог увидит свещи, Бог услышит нас, И на поле дождик, даст нам в добрый час. Хлеб нам уродится, хлеб мы испечем, И людей накормим сытным пирогом.

Oleg23: Агния,подписывайте пожалуйста.

Прасковья: Красота та какая- лепота!

mihail: А вот друзья "Коровники", сфотал случайно в 2008 году 5 июня (почему помню, ето день эколога),катались на "ракете" по Волге. Справа находится "стрелка" с Которослью, а слева "крытка" тоже называется "Коровники". Для справки:(ныне РПСЦ) Храмовый комплекс в Коровниках является редким по красоте памятником второй половины XVII столетия, одним из лучших в ярославской школе зодчества периода расцвета. Коровницкие постройки отличаются исключительной гармонией композиции, богатством и живописностью силуэта. В ансамбле доминирует церковь Иоанна Златоуста (на фото справа), возведенная в 1649-1654 годах на месте деревянной церкви «иждивением» посадских прихожан Ивана и Федора Неждановских. Слева храм в честь Сретения иконы Владимирской Богоматери 1669 года. Культовые здания соединяет ограда с ярусными башнеобразными Святыми воротами. На заднем плане высокая стройная колокольня, одна из лучших шатровых колоколен Московской Руси XVII века. Златоустовская церковь — яркий и характерный памятник ярославской школы зодчества XVII столетия.

Агния:

о.Ал-др Панкратов:

Агния:

Агния:

о.Ал-др Панкратов:

Агния:

Агния:

Агния:

Агния:

Jora: Агния, особенно фото в сообщении 1045 Прямо Русть пахнет.

о.Ал-др Панкратов:

Агния:

Агния:

Агния:



полная версия страницы