Форум » Женский раздел » Жизнь трезваго и пияницы в картинках. » Ответить

Жизнь трезваго и пияницы в картинках.

Агния: Ну что, девушки ,бабы ,сестрицы, с Божией помощью воздержите себя от всех пьяных напитков. Сияйте милостыней , покаянием и чистотой , ибо вы родоначальницы жизни и мира хранительницы. Трезвый стол - в дому престол .

Ответов - 266, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Агния: Крамницкий и зелёный змий. Крамницкий пишет: Долбиком и Плешиком,если Вы следили, сударыня Да, Вы здорово их отделали сапогом по морде, как и положено бить ядовитых гадюк, которые заползают в твой дом. Крамницкий пишет: я Вам расскажу другую поучительную историю...Гм... историю про слугу Маэстро Леонардо пьянчужку и воришку Джакомо Капотти. С радостью послушаю.

Крамницкий: Да Вы просто ангел, Агнесса! Будь я Вашим мужем - никогда бы не спился, но перейдем к истории. Хотя если разобраться это не история вовсе, и тем более не поучительная. Вообще меня методы наших нравоучителей и поучителей приводят в тоскливое состояние, мгновенно хочется спиться, токая тоска. Ну хочешь ты меня укорить или там...обличить, поучить, похвали прежде, доброе слово и кошке приятно, а не то что двуногому грешнику. Похвали, а потом уже воспитывай. Вот у мудрых Женщин это хорошо получается. Ведь это как номер с медведем в цирке, очаровательная циркачка дает мишке сахарок и после делает с ним все, что захочет. Так и нравоучители наши, не кострами и пеклом должны нас пугать, а сначала успокоить, подпои...подбодрить, а после уже воспитывать. Но я отвлекся. О чем, бишь, я хотел рассказать? А, о слуге Леонардо. Без ложной скромности скажу, что это мое историческое открытие и Вы, наимудрейшая Агнесса, первая, кто об этом открытии узнает.

Феодосия: Муррр, добрый и верный мой Крамни... Не первая, не первая она будет. Я еще полгода назад познакомилась с Леонардо. Через господина Мережковского. А тот служка нам вино подавал да украдкой и сам отхлебывал из кувшина, мерзавец! Мурррр, хозяин... Кто у нас не первый, тот у нас второй, муррр.

Крамницкий: Так... девочки, не ссорьтесь. Досифея, спокойно, держи себя в руках, или что там у вас, у муз, вместо рук. Я же не ушел от твоего покровительства, я продолжаю петь...и сейчас пою, прекрасная Агнесса слушает...гармония полная, музы для того ведь и существуют. Только при чем тут Мережковский, Дуся? Я и Мережковский... какой-то там. Нет, Досифея, то, что я сейчас открою о слуге Леонардо Джакомо никакому Мережковскому и во сне не приснилось бы, и даже Гиппиус с картонными крылами не помогла б.

Феодосия: Мережковский ,, Воскресшие боги Леонардо да Винчи". Рекомендую. И улетаю. Ибо не шведского происхождения есмь.

Крамницкий: О слуге Леонардо Джакомо много разных вздорных версий напридумывали, но никто не обратил внимание на тайну его происхождения. Дело в том, мои милые слушательницы, что Джакомо был хохленком. Фамилию его исследователи передают как Капротти, сам же Маэстро называл его Салаи. Проведя свое собственное расследование, мной было установлено следующее. Предки Джакомо являлись выходцами из района Карпат, за что впоследствии получили в Ломбардии прозвище Карпатти, переделанное со временем на местный лад в Капратти, а затем в Капротти. При рождении мальчика назвали Якимом. Якимка рос типичным хохляцким ребенком, моторным, надоедливым и вороватым, чем впоследствии доставал Маэстро. Но особенно маленький слуга любил сало, хлопец просто с ума по нему сходил. В Ломбардии даже имеется целый город под названием Сало, как свидетельство массового проживания в средневековой Италии переселенцев из хохлов. Маэстро бывало только потянется за бокалом чудесного Кьянти, а вороватый Якимка уже тащит из тарелки кусок "Лардо ди Колонната". В конце концов гений ренессанса не выдержал и стал называть своего слугу прозвищем Салаи. Это открытие в среде свидомитов принесло бы мне большие возможности, но как патриот своего многострадального края, я в тайне рассказываю вам этот секрет , мои крошки. Думаю, я заслужил еще одну порцию . Сhi lingua ha a Chianti Leonardo va.

Агния: Крамницкий вот Вам почётная ленточка , пишите ещё

Агния:

Агния: Итак, отложив всякую злобу и всякое коварство и лицемерие и зависть и всякое злословие, как новорождённые младенцы, возжелайте духовного неповрежденного молока, чтобы от него вы возросли во спасение, если только вы вкусили, что благ Господь.

Крамницкий: Я хотел стакан вина, меня поят молоком, ох я вырасту быком, пойду волком выти. Агния, голубушка, молоко хорошо для детей и стареньких маразматиков, а для зрелых мужей в расцвете сил молоко вредно, ибо расслабляет желудок, любой хороший эскулап Вам это подтвердит. Ну а Ваша интерпретация "русской традиции" на фоне истории о выборе веры нашим пресветлым князем Красным Солнышком как-то вызывает недоумение, мягко говоря, неужели Вы не верите летописям, Агнесса? Надо верить, Агнюша, надо, отбросьте современный дух скептицизма и недоверия, ах, какие в древности были меды на Руси! У-у, это просто Кокур! Малага! Белый Мускат Красного Камня!

Агния:

Крамницкий: Дык, пьют же, Агнюша, пьют, аккурат на 14-минуте фильмы, выпивают, и с гитаркой, все как полагается, все как у людей. Мораль: Как волком по лесу не бегай, но и там о "Бродячей собаке" тосковать станешь

Агния: Крамницкий ,«Трезвитесь и бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить. Противостойте ему твердою верою, зная, что такие же страдания случаются и с братьями вашими в мире.»

Агния:

Агния:

Агния: Когда-то замечательный писатель Вадим Сергеевич Шефнер, описывая общество будущего, где никто не курит и не употребляет алкоголь, придумал два блестящих термина, определяющих падких до пороков людей прошлого, – «чекуртаб» (человек, курящий табак) и «чепьювин» (человек, пьющий вино – да и все, что с градусом). Что ж, если когда-то и настанет новая пора в истории человечества, где алкоголю просто не будет места, в истории мировой живописи всегда отыщутся для новых поколений красноречивые дидактические пособия на тему внешнего облика и характерного поведения «чепьювинов» прошлого. В Е Маковский ."Не пущу"

Агния: Не пей , братец, козлёночком станешь... Однако выпил....и стал.

Крамницкий: Шефнер? Как же-с, помню, вот несколько его откровений: Пред жгучей жаждой опохмелки, Все остальные чувства - мелки! Опорожнена посуда - Началось земное чудо. Безалкогольные напитки На стол поставила жена, И муж, при виде этой пытки, Вскричал: "Изыди, сатана!"Чувствуется, что автор хорошо знал описываемый предмет. А вот как проникновенно показано Шефнером отчаянное желание завязать:Топочут дни, как пьяные слоны, Транжирит жизнь свои грома и молнии, - А мне б сейчас стаканчик тишины, Бокал молчанья, стопочку безмолвия...Ну прям "Мама, я не могу больше пить"

Крамницкий: Только, Агнесса, голубушка, Вы снова уводите истоки недуга в сторону, по второму кругу пошли. Кто толкает нас к пьянству? - Вот какой вопрос должен проникновенный исследователь перед собой ставить. Проникновенный! А Вы, милая, скользите по поверхности. Шерше ля фам, дорогая, шерше, закон такой, хотя как говорят итальянцы:"Закон, что паутина, муха застрянет, шершень проскочит". Гм... шершень, шерше, игра слов, ну ладно. И я в этом совсем не одинок, голубушка. В подтверждение своих слов приведу наблюдения над причинами алкогольных провалов мужчин гениального аглицкого поэта-сатирика Рэя Девиса

Василий: За каждое праздное слово будем нести ответ.Чай не младенцы мы а мужи и достойно Отца нашего вести себя должны и пребывать постоянно в страхе Божием. Будет страх Божий в нас-будет и трезвение и подобающее мужнее поведение и рассудительность.Укрепляйтесь в вере братия чрез Богодуховное Писание Святых Отцев и через сие снизойдет на нас Благодать Святого Духа и песнь ангелов "И на земли мир и в человецех благоволение" будет на устах наших ибо Благая Весть нам дана для исправления жизни нашей грешной и путь освещен Светом Истины и нет на этом пути ничего скверного и нечистого и уподобляйтесь Христу Богу нашему ибо в нем жизнь вечная. Трезвение и бдение путь христианина ибо в любой момент можем предстать пред строгим Судией. Простите Христа ради!

Крамницкий: Эхехех, дядя Вася, все так, за праздное слово отвечать придется, вот и я об этом пекусь, музы то совсем за горло взяли - полотно им подавай, что с женщин взять... захотелось им песен - вынь да положь, а по другому с дамами нельзя. Да что Вам объяснять, дядя Вася, женку то свою, как каждый достойный муж, слушаете, балуете, не младенец же. А у меня их девять, девять Аонид, и все требовательны, за каждым словом следят точно паханы на зоне, не до праздности. От такой душевной напряженности как не выпить... Ведь на сухую не выходит, сухие проповеди не могут до сердец человеческих достучаться, тут высокий полет нужен, высокое искусство: - А сегодня у Сони был, на похмелье ходил просить! Хе-хе-хе! - Неужели дала? - крикнул кто-то со стороны из вошедших, крикнул и захохотал во всю глотку. - Вот этот самый полуштоф-с на ее деньги и куплен, - произнес Мармеладов, исключительно обращаясь к Раскольникову. - Тридцать копеек вынесла, своими руками, последние, все что было, сам видел... Ничего не сказала, только молча на меня посмотрела... Так не на земле, а там... о людях тоскуют, плачут, а не укоряют, не укоряют! А это больней-с, больней-с, когда не укоряют!.. Тридцать копеек, да-с. А ведь и ей теперь они нужны, а? Как вы думаете, сударь мой дорогой? Ведь она теперь чистоту наблюдать должна. Денег стоит сия чистота, особая-то, понимаете? Понимаете ли, сударь, что значит сия чистота? Ну-с, а я вот, кровный-то отец, тридцатьто эти копеек и стащил себе на похмелье! И пью-с! И уж пропил-с!.. Ну, кто же такого, как я, пожалеет? ась? Жаль вам теперь меня, сударь, аль нет? Говорите, сударь, жаль али нет? Хе-хе-хе-хе! Он хотел было налить, но уже нечего было. Полуштоф был пустой. - Да чего тебя жалеть-то? - крикнул хозяин, очутившийся опять подле них. Раздался смех и даже ругательства. Смеялись и ругались слушавшие и неслушавшие, так, глядя только на одну фигуру отставного чиновника. - Жалеть! зачем меня жалеть! - вдруг возопил Мармеладов, вставая с протянутою вперед рукой, в решительном вдохновении, как будто только и ждал этих слов. - Зачем жалеть, говоришь ты? Да! меня жалеть не за что! Меня распять надо, распять на кресте, а не жалеть! Но распни, судия, распни и, распяв, пожалей его! И тогда я сам к тебе пойду на пропятие, ибо не веселья жажду, а скорби и слез!.. Думаешь ли ты, продавец, что этот полуштоф твой мне в сласть пошел? Скорби, скорби искал я на дне его, скорби и слез, и вкусил, и обрел; а пожалеет нас тот, кто всех пожалел и кто всех и вся понимал, он единый, он и судия. Приидет в тот день и спросит: "А где дщерь, что мачехе злой и чахоточной, что детям чужим и малолетним себя предала? Где дщерь, что отца своего земного, пьяницу непотребного, не ужасаясь зверства его, пожалела?" И скажет: "Прииди! Я уже простил тебя раз... Простил тебя раз... Прощаются же и теперь грехи твои мнози, за то, что возлюбила много..." И простит мою Соню, простит, я уж знаю, что простит... Я это давеча, как у ней был, в моем сердце почувствовал!.. И всех рассудит и простит, и добрых и злых, и премудрых и смирных... И когда уже кончит над всеми, тогда возглаголет и нам: "Выходите, скажет, и вы! Выходите пьяненькие, выходите слабенькие, выходите соромники!" И мы выйдем все, не стыдясь, и станем. И скажет: "Свиньи вы! образа звериного и печати его; но приидите и вы!" И возглаголят премудрые, возглаголят разумные: "Господи! почто сих приемлеши?" И скажет: "Потому их приемлю, премудрые, потому приемлю, разумные, что ни единый из сих сам не считал себя достойным сего..." И прострет к нам руце свои, и мы припадем... и заплачем... и все поймем! Тогда все поймем!.. и все поймут... и Катерина Ивановна... и она поймет... Господи, да приидет царствие твое! И он опустился на лавку, истощенный и обессиленный, ни на кого не смотря, как бы забыв окружающее и глубоко задумавшись. Слова его произвели некоторое впечатление; на минуту воцарилось молчание, но вскоре раздались прежний смех и ругательства

Феодосия: Миленькой ты мооой, долюшка горькааая... Даже в моих сферах плач твой слышен. Ну как тут не спуститься с небес и не утешить! Како феино сердце выдержит! Люб ты мне как раз слегка пияный, так и искришь вдохновением, аж крылышки мои уже подпалил в нескольких местах. Из лебяжьего пуха хочу взамен!

Агния:

Крамницкий: Опять, по третьему кругу пошли, третий круг Ада. Чтоб узнать для чего, нужно знать от чего. Плод одурманивающий нашему прапрапрапрадедушке кто в Садочке первым протянул, ась? click here

Агния: У каждого алкоголика найдётся своя душещипательная история и не обязательно про женщину. Некоторые даже оправдываются тревогой за Отечество. Не те мол люди у власти.

Агния: — Как ты празднуешь свои победы? — Бухаю. — Но ты всегда бухаешь! — Потому что я по жизни победитель!

Агния: Трезвая мать, счастливые дети. Да и муж , думаю, тоже.

Мария Кириловна: Крамницкий пишет: А у меня их девять, девять Аонид, и все требовательны, за каждым словом следят точно паханы на зоне Ой, юморной человек. В наше тяжелое время, смех - спасение. Не удивительно, что "гаремчик" муз- вдохновительниц собрался. P.S. Прошу прощения - с.

Крамницкий: Агния мечтает Да и муж , думаю, тоже. Думы утешают, успокаивают. Женщин всегда украшала задумчивость, тихость, покладистость .

Крамницкий: Агния процитировала слово: Бухаю Агнюша, это грубое, тюремное, зэковское выражение, негодное и плебейское. Благородным дамам такие слова не пристало повторять, есть море прекраснейших выражений, например, совсем простое "культурно выпивать", или архаичное "приступить к возлияниям". Почувствуйте разницу. Ведь как процесс назовете, так он и потечет. И это не только "радостных встреч с дарами солода или винограда" касается, это и к другим, не менее жизненно-важным процессам относится.

Крамницкий: И посмотрите как трепетно, деликатно и высокохудожественно описывался процесс радостных встреч с алкоголем в советское время. Время, которое из-за многих препятствий, чинимых на пути этих встреч, можно смело назвать аскетическим и героическим!

Агния: «Бысть нЪки бражникъ, и зЪло много вина пилъ во вся дни живота своего, а всяким ковшемъ Господа Бога пърославлялъ и чясто в нощи Богу молился. И повелЪ Господь взять бражникову душу, посла аггела своево, и взятъ аггелъ бражьникову душу, и постави ю у вратъ святаго рая Божия, а сам аньелъ и прочь пошелъ. Бражникъ же начя у вратъ рая толкатися, и приде ко вратом верховны апостолъ Петръ, и вопроси: «Кто есть толкущися у вратъ рая?» Он же рече: «Азъ есмь грЪшны человЪкъ бражьникъ, хощу с вами в раю пребыти». Петръ рече: «Бражником здЪ не входимо!» И рече бражникъ: «Кто ты еси тамо? Глас твой слышу, а имени тъвоего не вЪдаю». Он же рече: «Азъ есть Петръ апостолъ». Слышавъ сия бражникъ, рече: «А ты помниши ли, Петръ, егда Христа взяли на роспятие, и ты тогда трижды отрекся еси от Христа? А я, бражьникъ, никогда не отрекся от Христа. О чем ты в раю живеши?» Петр же отиде прочь посрамленъ. Бражникъ же начя еще у врать рая толкатися. И приде ко вратом Павелъ апостолъ и рече: «Кто есть у врать рая толкаетца?» — «Азъ есть бражникъ, хощу с вами в раю пребывати». Отвеща Павел: «Бражником здЪ не входимо!» Бражникъ рече: «Кто еси ты, господине? Глас твой слышу, а имени твоего не вЪмъ».— «Азъ есть Павелъ апостолъ». Бражникъ рече: «Ты еси Павелъ! Помниш ли, егда ты первомученика архидиякона Стефана камениемъ побилъ? Азъ, бражникъ, никово не убилъ! И Павелъ апостолъ отиде прочь. Бражникъ же еще начя у вратъ толкатися. И приде ко вратом рая царь Давыд: «Кто есть у въратъ толкаетца?» — «Азъ есть бражникъ, хощу с вами в раю пребыти». Царь Давыд рече: «Бражникомъ здЪ не входимо!» И рече бражникъ: «Господине, глас твой слышу, а в очи тебя не вижу, имени твоего не вЪмъ».— «Азъ есть царь Давыд». И рече бражникъ: «Помниши ли ты, царь Давыдъ, егда слугу своего Урию послал на службу и велЪ ево убити, а жену ево взял к себЪ на постелю? И ты в раю живеши, а меня в рай не пущаеши!» И царь Давыдъ отиде прочь посрамленъ. Бражникъ начя у вратъ рая толкатися. И приде ко вратомъ царь Соломонъ: «Кто есть толкаетца у вратъ рая?» — Азъ есть бражникъ, хощу с вами в раю быти». Рече царь: «Бражникомъ здЪ не входимо!» Бражникъ рече: «Кто еси ты? Глас твой сълышу, а имени твоего не вЪмъ».— «Азъ есмь царь Соломонъ». Отвещавъ бражникъ: «Ты еси Соломонъ! Егда ты был во адЪ, и тебя хотЪлъ господь богъ оставити во адЪ, и ты возопилъ: «Господи боже мои, да вознесетца рука твоя, не забуди убогихъ своихъ до конца! А се еще жены послушалъ, идоломъ поклонился, оставя Бога жива, и четыредесять лЪтъ работал еси имъ! А я, бражникъ, никому не поклонился, кромЪ Господа Бога своего. О чемъ ты в рай вшелъ?» И царь Соломонъ отиде посрамленъ. Бражьникъ же начя у вратъ рая толкатися. И приде ко вратомъ святитель Никола: «Кто есть толкущися у вратъ рая?» — «Азъ есть бражникъ, хощу с вами в раю во царствие внити». Рече Никола: «Бражьникомъ здЪ не входимо в рай! Имъ есть мука вЪчная и тартар неисповЪдимъ!» Бражникъ рече: «Зане глас твой слышу, а имени твоего не знаю, кто еси ты?» Рече <...> Никола: «Азъ есть Николай». Слышавъ сия бражникъ, рече: «Ты еси Николай! Помниш ли: егда святи отцы были на вселенском соборЪ и обличяли еретиковъ, и ты тогда дерзнулъ рукою на Ария безумнаго? Святителемъ не подобаетъ рукою дерзку быти. В ЗаконЪ пишетъ: не убий, а ты убил рукою Ария треклятаго!» Николай, сия слышавъ, отиде прочь. Бражникъ же еще начя у вратъ рая толкатися. И приде ко вратомъ Иоаннъ Богословъ, друг Христовъ, и рече: «Кто у вратъ рая толкаетца? — «Азъ есть бражникъ, хощу с вами в раю быти». Отвещавъ Иоаннъ Богословъ: «Бражникомь есть не наслЪдимо царство небесное, но уготованна им мука вЪчная, что бражьникомъ отнюдь не входимо в рай!» Рече ему бражникъ: «Кто есть тамо? Зане глас твой слышу, а имени твоего не зънаю».— «Азъ есть Иоаннъ Богословъ». Рече бражникъ: «А вы с Лукою написали во Еваньели: другъ друга любяй. А Богъ всЪх любитъ, а вы пришелца ненавидите, а вы меня ненавидите. Иоаннъ Богословъ! Либо руки своея отпишись, либо слова отопрись!» Иоаннъ Богословъ рече: «Ты еси нашъ человъкъ, бражникъ! Вниди к нам в рай». И отверзе ему врата. Бражник же вниде в рай и сЪлъ в лутчемъ мЪсьте. Святи отцы почяли глаголати: «Почто ты, бражникъ, вниде в рай и еще сЪлъ в лутчем мъсте? Мы к сему мЪсту нимало приступити съмели». Отвеща имъ бражьникъ: «Святи отцы! Не умЪете вы говорить з бражником, не токмо что с трезвым!» И рекоша вси святии отцы: «Буди благословенъ ты, бражникъ, тЪмъ мЪстом во вЪки вЪком». Аминь.» На тебе , дружочек Крамницкий, притчу добрую и , надеюсь, помилует тебя Бог, ежели будет на то святая воля Его. Сам пьёшь - пей, но если будешь других соблазнять в грех , не простит тебя Бог! «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской». Прости Бога ради.

Феодосия: Агния, голубушка, тысячу раз

Волдерлихт: Алкохоль,да.....Неторопливо,медленно и плавно хлебни вина в таверне бытия,чтобы твое покинули сознанье все разделенья "ты" и "я".(суфийская поэзия) ............................................... Хотя суфии правоверным староподвижницам не указ,однако в последних двух фразах данного стиха суть и причина как естественного безсознательного стремления к всеобщему катарсису так и причина провалов в алкохолизм). ....... (рецепт для дам)Если не хочешь, чтоб твой муж(друг)запил, секс,секс и еще раз секс,много,без условий,заслуг,причин и поводов.).........в противном случае алкохоль,алкохоль,загул,развод,одиночество.А в современном демографическом дисбалансе это исход более чем вероятен....Так что,дамы осваиваем ор...ммм кх-кх,традиционные и нетрадиционные методы удержания свох любимых.Ведь они любимые,да?))

Феодосия: Нет. У нас постов много, сударь. А одиночество - и не одиночество вовсе, если с Ним.

Крамницкий: Агния пишет: Сам пьёшь - пей Ах, Агнюша, ты не знаешь всей страшной правды, я не только пью, но еще и ем. А про малюток зря вы так, хоть я пью и ем, но только нектар и амброзию, разве я вас, крошек, соблазняю? Маша, Дуся, неужели вы жернова за пазухой держите, шоб сбросить меня с корабля современности, когда в Порт-Ройяль поплывем? Не верю! Дусинея! Знаю я твои посты, над одним болваном обеими крылами до вечера будешь махать, пока он одной строкой не разродится, а другому, тому... ну, который после нектара, стоит тебе только перышком игриво пошевелить - и целые поэмы из него так и льются.

Агния: «Вино разжигает страсть и возбуждает желание , но лишает возможности его осуществить. » Пьяные ласки мужа жене отвратительны . Скорее она выгонит Вас пьяного , ибо знает что у Вас всё равно ничего не получится пока не протрезвеете. Да ещё и запилит с утра, и поделом. Что же касается пьяной жены"пьяная женщина легко доступна" , но может зачать вам ребёнка по пьяни , и будете оба наказаны. А может по пьяни изменить вам и будет ваша семья разрушена или осквернена изменой.

Агния:

Агния:

Агния: Крамницкий , я знаю Вы такой , ого го



полная версия страницы