Форум » Иконопись, резьба по дереву, архитектура, шитье, медная пластика » Русские писатели о старообрядчестве » Ответить

Русские писатели о старообрядчестве

Знатнов: Тема «Русские писатели о старообрядчестве» — объединительная для всех староверов. Предлагается выкладывать здесь высказывания и отрывки из произведений писателей о старообрядчестве и староверах. Лескова и Мельникова-Печерского, пожалуй, приводить не стоит, слишком известны. Сама тема возникла в связи с обращением ко мне одного из литературоведов: — Александр Викторович, расскажите, пожалуйста, об отношении Ф.М.Достоевского к старообрядцам, старообрядчеству в целом? Что он говорил, писал по этому поводу? У Федора Михайловича, как и у большинства русских писателей, тема старообрядчества — периферийная. Приводя здесь замечательную цитату из его «Записок из мертвого дома», вношу первый вклад в общестароверческую культурную копилку: «...Впоследствии у нас открыли способ сохранять деньги с полною безопасностью. Они отдавались на сохранение старику-староверу, поступившему к нам из стародубовских слобод, бывших когда-то ветковцев... Но не могу утерпеть, чтоб не сказать о нем несколько слов, хотя и отвлекаюсь от предмета. Это был старичок лет шестидесяти, маленький, седенький. Он резко поразил меня с первого взгляда. Он так не похож был на других арестантов: что-то до того спокойное и тихое было в его взгляде, что, помню, я с каким-то особенным удовольствием смотрел на его ясные, светлые глаза, окруженные мелкими лучистыми морщинками. Часто говорил я с ним и редко встречал такое доброе, благодушное существо в моей жизни. Прислали его за чрезвычайно важное преступление. Между стародубовскими старообрядцами стали появляться обращенные. Правительство сильно поощряло их и стало употреблять все усилия для дальнейшего обращения и других несогласных. Старик вместе с другими фанатиками решился “стоять за веру”, как он выражался. Началась строиться единоверческая церковь, и они сожгли ее. Как одни из зачинщиков старик сослан был в каторжную работу. Был он зажиточный, торгующий мещанин: дома оставил жену, детей; но с твердостью пошел в ссылку, потому что в ослеплении своем считал ее “мукою за веру”. Прожив с ним некоторое время, вы бы невольно задали себе вопрос: как мог этот смиренный, кроткий, как дитя, человек, быть бунтовщиком? Я несколько раз заговаривал с ним “о вере”. Он не уступал ничего из своих убеждений; но никогда никакой злобы, никакой ненависти не было в его возражениях. А между тем он разорил церковь и не запирался в этом. Казалось, что, по своим убеждениям, свой поступок и принятые за него “муки” он должен бы был считать славным делом. Но как ни всматривался я, как ни изучал его, никогда никакого признака тщеславия или гордости не замечал я в нем. Были у нас в остроге и другие старообрядцы, большею частью сибиряки. Это был сильно развитой народ, хитрые мужики, чрезвычайные начетчики и буквоеды и по-своему сильные диалектики; народ надменный, заносчивый, лукавый и нетерпимый в высочайшей степени. Совсем другой человек был старик. Начетчик, может быть, больше их, он уклонялся от споров. Характера был в высшей степени сообщительного. Он был весел, часто смеялся — не тем грубым, циническим смехом, каким смеялись каторжные, а ясным, тихим смехом, в котором много было детского простодушия и который как-то особенно шел к сединам. Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что по смеху можно узнать человека, и если вам с первой встречи приятен смех кого-нибудь из совершенно незнакомых людей, то смело говорите, что это человек хороший. Во всем остроге старик приобрел всеобщее уважение, которым нисколько не тщеславился. Арестанты называли его дедушкой и никогда не обижали его. Я отчасти понял, какое мог он иметь влияние на своих единоверцев. Но, несмотря на видимую твердость, с которою он переживал свою каторгу, в нем таилась глубокая, неизлечимая грусть, которую он старался скрывать от всех. Я жил с ним в одной казарме. Однажды, часу в третьем ночи, я проснулся и услышал тихий, сдержанный плач. Старик сидел на печи (той самой, на которой прежде него по ночам молился зачитавшийся арестант, хотевший убить майора) и молился по своей рукописной книге. Он плакал, и я слышал, как он говорил по временам: “Господи, не оставь меня! Господи, укрепи меня! Детушки мои малые, детушки мои милые, никогда-то нам не свидаться!” Не могу рассказать, как мне стало грустно. Вот этому-то старику мало-помалу почти все арестанты начали отдавать свои деньги на хранение. В каторге почти все были воры, но вдруг все почему-то уверились, что старик никак не может украсть».

Ответов - 63, стр: 1 2 All

Ъ: Жех пишет: По-моему показывает,что писатели ети не понимали староверия!!!!!! Во многом Вы правы. Для большинства из них Аввакум, конечно, духовная глыба, протопоп-богатырь, но не священномученик и исповедник. Для них он большой писатель, первый русский диссидент, но главное нет понимания, что это Святой.

Знатнов: Трактир Егорова — старозаветный, единственный в своем роде. Содержатель, старообрядец, запретил в нем курить табак: — Чтобы нечистым зельем не пахло. Нижний зал трактира «Низок» — с огромной печью. Здесь посетителям, прямо с шестка, подавались блины, которые у всех на виду беспрерывно пеклись с утра до вечера. Толстые, румяные, с разными начинками — «Егоровские блины». В этом зале гости сидели в шубах и наскоро ели блины, холодную белужину или осетрину с хреном и красным уксусом. В зале второго этажа для "чистой" публики, с расписными стенами, с бассейном для стерлядей, объедались селянками и разными рыбными блюдами богачи — любители русского стола, — блины в счет не шли. В. Гиляровский. Москва и москвичи.

alexa: Партизан пишет: Алексеев Сергей Трофимович. "Скорбящая вдова": http://www.modernlib.ru/books/alekseev_sergey_trofimovich/skorbyaschaya_vdova/ Очень хорошая книга. Сергей Трофимович в меру своего понимания объяснил главную причину, почему Романову был нужен Раскол. Романовы – как к ним ни относись – выскочки. Прозападно ориентированный боярский род. Не имевший связи с Великорусскими традициями. Романовы устроили Cмуту. Устранили рюриковичей-царей. Чтобы удержаться у власти и основать династию, решили уничтожить старые Великорусские боярские рода. И выбрали подходящий повод: введение неприемлемых обрядов в Церкви. Которые старые рода принять категорически не могли и обрекли себя на изгнание из власти. Так царь Алексей Михайлович окружил себя преданными дворянами «из грязи – в князи». Поставив их на место рюриковичей.


Константин Беляев: Парадокс и одна из гримас Раскола: новообрядцы «свято» чтут языковые ошибки, проникшие в богослужебные тексты после никоно-алексеевской «правки», сохраняя их вплоть до самых последних изданий церковных книг. В связи с этим, преодолевая комплекс Раскола и довлеющие стереотипы времен синодального цезарепапизма, должны быть принять меры к немедленной ликвидации из наших богослужебных текстов, по крайней мере, таких очевидных грубых ошибок, как «жертву водою попалил еси», «крестообразныма Моисеовыма рукама», «свет во откровение языков» и т.п. Солженицын А.И. «Третьему Собору Зарубежной Русской Церкви»

alexa: Знатнов пишет: Тема «Русские писатели о старообрядчестве» Други, неужто ещё не были упомянуты творения В.В. Личутина? У него целый цикл исторических романов о древлеправославных. Я в начале 90-х в "Роман-газете" читал. Сейчас есть отдельными книгами в продаже. История Раскола для начинающих... Очень убедительно и доходчиво. Владимир Владимирович Личутин, роман «Раскол»: «Раскололась русская земля, и протянулась по ней, по её сердцу незарастающая рана». Ещё у Личутина есть дилогия: «Скитальцы» и «Долгий отдых».

Константин Беляев: Виталий Гриханов. Три Перста. Три перста – начало Нынешних времён, Голые причалы, Похоронный звон, Государства руки По краям креста, А начало муки – Эти три перста. Пришлые, чужие, Чтобы свет гасить, Тот что с Византии, С Киевской Руси. Тонкая диверсия – Взорван дух, не плоть. Было двоеперстие, А теперь щепоть, А теперь – пустыня Не из пустяка: Сбросила святыню Правая рука. Так на поле брани В гуле канонад Оставляет знамя Дрогнувший отряд. Скептики ощерят Иронично рты: - Экая потеря, Пальчики-персты! Будут эрудиты Диспутом хлестать: - Что ещё за дикость, Что за три перста? Разве этим можно Погубить народ? Но волной острожной Время подойдёт, Подойдёт, наступит, Как за полднем, ночь. Будем воду в ступе Нехотя толочь. Будем ныть и думать, Вглядываясь в мрак, Отчего угрюмо? Отчего всё так: Голод среди ниву, Жажда при воде. Нет альтернативы Подлецам нигде, Отчего разруха, Отчего давно Нет святого духа, Хоть церквей полно? Это, дорогие, Оттого, что мы Преклонили выи Перед князем тьмы. Оттого всё это, Оттого нам гроб, Что мы чёрной метой Окрестили лоб; Оттого и звоны Погребенья нам, Что во время оно Приняли обман, Никонову прихоть, А не Божий дар – Оттого и лихо, Голод и пожар. Суховей клубится, Гул стоит от драк – Сбросила десница Благодати знак.

Савл: Брат Костя! Эта тема "Русские писатели о старообрядчестве". Будь скромнее, хотя я понимаю твои честолюбивые страстишки, а тем паче услышать восторженные отзывы, но..... увы, на мой взгляд твое произведение это галимый декаданс или как пишут подростки в чатах кг/ам, унылое гавно!

Константин Беляев: Константин Беляев *** Россия, пожравшая Русь, подавилась Красной испариной изошла Малаксой трёхкратно благословилась И в восемнадцатом отошла. Струи кровавые весело били, Алые банты и кокаин! Выжгли всё то, что так крепко любили. Перебесились. Теперь - карантин. Те, кто стравил наших дедов, поныне Травлей своей будоражат умы. Смерть за всеобщим весёлым уныньем. Новорождённым готовы гробы. Солнце затянуто дымкой табашной. Все мониторы поют об одном: Как распрекрасно огромной затяжкой Выкурить этот прекрасный Содом. Как улыбаться подчёткнуто криво, Как никого никогда не любить, Как воровать непотдельно красиво, И Родине как за всё это служить. 2009 г.

Савл: Братан Костя! Памфлет не твой жанр. Пиши о том, что любишь и знаешь. Ну, там про охоту или собачек. В представленной твоей последней нетленке, крайне хромает форма, размер, ритм....... предпоследний куплет совсем плох, думаю что такой вариант туда лучше подойдет Как улыбаться подчёркнуто криво, Как благочестие изображать, Как изменять упованья игриво, Водкой на шее с крестом торговать

Oleg23: Вот Константин, лучше об охоте.

Константин Беляев: Автор - я. Опресноки *** Опресноки дали всходы, И страшная жатва близка. И ладожские теплоходы - Стробоскопие бегляка. 13.07.2009

Савл: Опресноки дали всходы Нет уж лакомства милей И поэт, раб этой моды Купил крекер для детей Братан, Костик, каждая твоя строчка заставляет задуматься о собственном нравственном падении. Неповторимые метафоры поражают глубиной мысли. Вот сижу и стараюсь постигнуть, что же скрыл поэт за фразой - "стробоскопие бегляка"

Oleg23: Теперь Гаврила - не Гаврила Гаврила имя поменял

Савл: Теперь Гаврила Константина От стробоскопия бегляк... Стробоскопие бегляка Как сабвуферство низняка Замикшованный наверняка Батлом хип-хопника

Константин Беляев: Стеклянная пуля (белогвардейцам) Стеклянная пуля барона вдогон у виска пропоёт И спавшую дикую волю из тыльного плена вернёт. Тогда ещё будут догадки по нёбу немому летать, И главное Слово так дико и правильно будет звучать. Но солнце за чертополохом горит и горит навсегда И бой озаряет, и вдохом и выдохом правда полна. И сутолоку плебеев, от Ревеля и до Курил Спешит его пуля рассеять и подвиг воззвать из могил. И плачут казаки, увидев наследника в царском седле, И шашки качнулись, и ветер качает чубы на челе. Раскинется бой и на небо тропой ледяной поведёт Того, кто в Крещении умер, кто больше уже не умрёт. Есть время, покуда не точен, не выправлен боем клинок, Отказаться от многоточий и недомолвок впрок. 09. 12. 2008

Савл: Костя, солнце ясное! Ей, Богу, умоляю перестань. Ну иди ты ради всего святого на какие нибудь стихи.ру, там самовлюбленных графоманов каждый второй. Будешь там публиковать, тебя там буду хвалить, все счастливы. Пойми твоя проблема в том, что ты хочешь не быть а слыть поэтом.

Кукушка: Нестароверы писатели про старую веру. С сайта РПсЦ.

Евгения: Интересный рассказ Лескова о староверах, русских немцах, разной религиозности

Евгений Иванов: Евгения пишет: Интересный рассказ Лескова о староверах, русских немцах, разной религиозности Лесков пишет раскольник, напротив, простоты не любит,- его казуистический ум не может довольствоваться простотою: он недаром одел своего Христа в золотую одежду византийских императоров; он недаром усадил Его, «не имевшего, где головы приклонить», на золоченое тронное кресло, обставил Его «предстоящими и припадающими». Словом, он на иконе изобразил целый этикет и назвал это испорченным китайским словом «чинок». И чем больше на этом «чинке» изображено придворных, т.е. «предстоящих и припадающих», тем это раскольнику достолюбезнее, но зато и хлопотливее, ибо богопочитатель этот «всякой звезде воздает свою славу». И он часто до того увлекается звездами, что за ними забывает о Солнце. Немцам такая набожность совсем несвойственна и непонятна Не немцам, а лютерам. Есть немцы католики. Главу в земной жизни Исусу преклонить не было, а по Вознесению сел он одесную Отца, вот о том икона.

alexa: "…знаменитое раскольничье кладбище. Допетровская Русь! Хоронили ихнего архиепископа. И вот представьте себе: гроб — дубовая колода, как в древности, золотая парча будто кованая, лик усопшего закрыт белым «воздухом», шитым крупной черной вязью — красота и ужас. А у гроба диаконы с рипидами и трикириями... …Так вот: диаконы — да какие! Пересвет и Ослябя! И на двух крылосах два хора, тоже все Пересветы: высокие, могучие, в длинных черных кафтанах, поют, перекликаясь, — то один хор, то другой, и все в унисон, и не по нотам, а по «крюкам». А могила была внутри выложена блестящими кипарисовыми ветвями…" И.А. Бунин. «Чистый понедельник». http://sheba.spb.ru/libra/bunin-chist.htm

alexa: Н.С.Лесков. «Запечатленный ангел». (1873) слова старообрядца: «Теперь уже того достигают, что Христа Спаса жидовином пишут… но только уже мы богам чуждым не поклонимся и жидово лицо за Спасов лик не примем, а изображения эти за студодейное невежество почитаем и отвращаемся от него, поелику есть отчее предание» ftp://91.204.57.69/part0/_Общие/_.../zapecheatlenni_angel.htm

Агния: alexa пишет: Други, неужто ещё не были упомянуты творения В.В. Личутина? Купила Личутина купившись на красивую обложку в старорусском стиле, и , помучавшись-помучавшись , выбросила. Не читабельно оказалось, язык псевдостарорусский, вымороченный.

Georgiy: Знатнов пишет: Лескова и Мельникова-Печерского, пожалуй, приводить не стоит, слишком известны. Но у Мельникова-Печерского(в Белые голуби) есть интересное высказывание; Странное явление представляет наше духовенство того времени: гоняясь за двуперстием, как за страшной, от бога отводящей ересью, оно держало под своим крылышком секты изуверные. Мало того, сами духовные лица увлекались в эти секты, за что иногда и расплачивались головами, как, например, иеромонахи Высокопетровского московского монастыря Филарет и Тихон.. Но духовенство оказалось деятельным и строгим лишь в отношении поповщины(старообрядцев), секты самой близкой к церкви, не хотевшей только зависимости своих попов от православных архиереев. Чем более удалялась от православного учения какая-либо религиозная секта, тем большею снисходительностью она пользовалась. Хлысты и скопцы, как усердно исполняющие обряды православной церкви, как щедрые прихожане, украшавшие церкви иконостасами и колоколами и платившие священникам за требы большими суммами, считались усердными сынами православия. и духовные власти и священники никогда не представляли вероучения их противным христианству В духовенстве, особенно из высших лиц, они постоянно находили защиту. Хлыстовщина и даже скопчество процветали в самих монастырях. В разных местах России священники и иеромонахи уклонялись в хлыстовщину, иные даже скопились(глава 14)....Да и сам Император Александр Павлович смотрел на скопческую ересь, как на заблуждение жалкое, но не опасное.. А вот хоть и не писатель(Леонид Севастьянов ,директор Фонда св. Григория Богослова, помощник председателя ОВЦС) ,но тоже любопытно;В этом смысле старообрядчество, не основывавшее своей веры на Благодатном огне и прочих спецэффектах, всегда было той внутренней церковной силой, которое отрезвляло российское общество. Я и сейчас надеюсь на староверов, что их пусть и ослабший голос отрезвит россиян, засвидетельствовав, что Христос – не в огне, не в отголосках язычества, а в Евангелии, в Евхаристии, в любви и искусстве. https://diak-kuraev.livejournal.com/2009249.html



полная версия страницы